Новости  Акты  Бланки  Договор  Документы  Правила сайта  Контакты
 Топ 10 сегодня Топ 10 сегодня 
  
11.10.2015

Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы

Методологические проблемы проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы исследований читать книгу онлайн Многие вопросы, отраженные в нем, носят постановочный и дискуссионный характер, что позволяет продолжить обмен мнениями по их содержанию и перспективному решению. Представленный список и анализ диссертаций по проблемам военной психологии, подготовленных в нашей стране за 1942-1997 годы, на взгляд авторов, поможет читателям проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы преподавателям военной психологии, адъюнктам и слушателям — уяснить некоторые актуальные методологические проблемы военно-психологического познания, результаты его развития, содержание и особенности его состояния в современных условиях. Ответственный редактор подполковник Акулич, кандидат психологических наук © ВУ, 1999 Методологические проблемы военно-психологических исследований — фундаментальный компонент содержания военной психологии как отрасли научного знания. Уяснение психологами общих теоретико-методологических основ своей деятельности представляется одним из неотъемлемых атрибутов ее оптимальности проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы профессиональной продуктивности. Более того, умение ориентироваться в огромном материале теоретических и практических психологических средств, выработанных человечеством на протяжении всей его истории — фактор профессиональной зрелости, научной компетенции и кругозора психолога любого уровня. В полной мере такая постановка вопроса распространяется на психологов, решающих свои профессиональные задачи в особых, как правило, экстремальных условиях деятельности — в Вооруженных Силах. Во многом это определяется жизненной актуальностью проблемы повышения результативности военно-психологических исследований. Во-первых, опыт участия частей и подразделений российской армии в боевых действиях в последние годы выявил настоятельную необходимость разработки реальных, а не проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы проблем психологического обеспечения боевой деятельности. Характер современных боевых операций, в которых принимали участие российские военнослужащие, оказывался принципиально отличным от того, к чему их готовили. Отсюда необходимость оперативного решения основных психологических проблем повышения эффективности боевой деятельности войск в процессе локальных и эпизодических военных конфликтов. Во-вторых, целый комплекс важнейших психологических вопросов ставит процесс реформирования Вооруженных Сил. Как повысить позитивные и блокировать негативные последствия непрерывных и радикальных преобразований на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях управления? Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы обеспечить принятие руководителями всех рангов оптимальных решений, связанных с реорганизацией Вооруженных Сил в современных условиях? В поисках ответов на эти и другие актуальные вопросы современного строительства российских Вооруженных Сил самое активное участие должны принять военные психологи. В-третьих, изменение системы идеологических и, как следствие, ценностных основ проведения научных изысканий всех проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы по-новому ставит проблему содержания военно-психологических исследований, корректировки научных стандартов их организации и оценки проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы. Для военных проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы данное требование реализуется во внедряемых гуманистически ориентированных подходах в их работе с военнослужащими и воинскими коллективами, оптимизации прежних методов исследования и творческом поиске новых, приведении их в соответствие с современными научными психологическими парадигмами. В-четвертых, переход Военного университета основного высшего гуманитарно ориентированного военно-учебного заведения страны на подготовку профессиональных психологов с 5-летним сроком обучения предъявляет качественно более высокие требования к военной психологии как науке: оценке прошлого и содержанию современного военно-психологического знания, процессу его научной рефлексии, осмысления и преподавания. Быстрое и полное решение данных групп задач в нынешней ситуации, на взгляд авторов, практически не осуществимо. Однако военные психологи должны предпринимать шаги, направленные на максимально возможное в условиях современной сложной ситуации развитие военной психологии, приведение ее методологии, теории и методов в соответствие с требованиями современной науки и практики — реальной жизни армии и флота. Первым таким шагом, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, являются осмысление и систематизация того, что сделано в военной психологии за последние десятилетия, выявление основных тенденций в развитии науки, достижений и слабых сторон в наращивании военно-психологических знаний. Решение этой проблемы требует сложной, кропотливой и достаточно объемной многосторонней работы. В предлагаемом учебном пособии предпринята попытка рассмотреть один из аспектов оценки состояния военно-психологического знания: некоторые методологические проблемы военно-психологических исследований. Впервые в военной психологии предлагается достаточно полный библиографический указатель диссертаций, защищенных по военно-психологической проблематике за последние 55 лет, с 1942 по 1997 годы включительно. Исследуется динамика количества ежегодно защищаемых диссертационных работ, рассматривается ряд важных методологических проблем проведения и анализа военно-психологических исследований. В настоящей работе Анцуповым написаны: IV глава и заключение; Помогайбиным — I и II главы; введение и III глава написаны совместно. Авторы выражают искреннюю признательность Мощенко за помощь, оказанную в составлении библиографического указателя диссертации по проблемам военной психологии, а также Вовк за большую помощь в оформлении данной работы. Мы с благодарностью примем все замечания и пожелания, направленные на дальнейшее совместное совершенствование и продолжение исследования по рассмотренной проблеме. Для того, чтобы обрести способность к военно-психологическому познанию, далеко не достаточно испытывать к нему интерес. Необходимо, окунувшись в неисчерпаемый океан психологической мысли, почувствовать его своеобразие, особенности, направленность, обусловленность и характер развития. «Мир психологии» формировался в течение тысячелетий и поэтому процесс его становления носит далеко не случайный, не аномальный, а закономерный характер, основанный на факторах развития всей совокупности сфер жизнедеятельности человеческой цивилизации. Этот мир имеет довольно сложный для обыденного восприятия язык, свою систему законов, принципов, категорий и понятий, включает в себя огромную совокупность идей, выдвинутых мыслителями различных времен и народов. В полной мере это касается эволюции военно-психологического знания прошлого и современности, ибо, как подчеркивают ученые-историки, «абсолютно мирных дней» в жизни нашей цивилизации, к сожалению, практически не было. Чтобы ориентироваться в этом бурном и поистине неисчерпаемом потоке военно-психологической мысли, необходимо средство, которое помогло бы ознакомиться с ее теориями, концепциями идеями, выделить в них наиболее ценное для теоретической и практической деятельности военного исследователя. Одним из таких средств может стать методологический анализ военно-психологических исследований. Объективные потребности развития современных российских Вооруженных Сил выдвигают перед военными психологами конкретные задачи, решение которых требует высокой компетенции в достаточно проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы области знаний. В этой связи, как показывают проведенные исследования, у многих представителей военной психологической науки и практики появляются иллюзорные представления о так называемой исключительной «конкретности» военно-психологического знания и необходимости игнорирования его «общих»: теоретических, методологических, исторических и т. Однако, на практике пренебрежение методологической стороной военно-психологических изысканий, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы правило, приводит к целому ряду ошибок, среди которых наиболее существенными и типичными являются: иллюзия, что скрупулезная точность методов современной военной психологии например, математической обработки полученных данных при помощи ЭВМ может компенсировать вероятностный характер ее выводов, положений и рекомендаций; подгонка военными психологами постановки задач под привычные и общепринятые приемы и способы их решения в рамках господствующей исследовательской парадигмы взамен поиска методов как «новых», так «старых»соответствующих исходной содержательной научной цели; отсутствие убедительных аргументов в пользу правильности интерпретации полученного проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы в исходных — провозглашенных на начальном этапе исследования понятиях и категориях, что на практике проявляется порой в неосознаваемой подмене одной исследовательской задачи другой, часто не относящейся к предмету научного поиска. В качестве одной из причин проявления указанных ошибок можно рассматривать отсутствие понимания некоторыми военными психологами функционального и содержательного различия методологического и теоретического уровней анализа военно-психологических исследований. Данный аспект приобретает особую значимость в связи с наличием у значительной части военных исследователей стереотипов об их идентичности, что приводит к методологическому упрощению многих исследовательских проблем. Не вдаваясь в глубокие рассуждения по данному вопросу, выделим лишь несколько позиций, разрешающих существующее противоречие. Закономерностью для всех областей человеческой деятельности является возрастание значимости ее самосознания. Чем более развито это самосознание, тем эффективнее возможности достичь необходимых результатов. Более того, последствия научной деятельности зависят не только от моральных интеллектуальных качеств людей, их знаний и умений, но и от научной рефлексии — знаний о научном знании, которые вырабатывает методология науки или исследовательской практики. Именно методология представляет собой знание «организма» преобразующей или познавательной деятельности, который в лучшем случае нужно периодически оптимизировать, в худшем — лечить, что возможно, лишь обладая знаниями о нем, поэтому методология отвечает на вопросы: как, каким образом и какими средствами происходят преобразование и познание объективной и субъективной реальностей? Таким образом проблематика методологии военно-психологических исследованийвключает: анализ научно-мировоззренческих и теоретических основ проводимых психологических изысканий, принципов и подходов к их организации; определение принадлежности субъектов исследований к школам, парадигмам или направлениям психологии, в том числе ее военной отрасли; изучение проблематики военно-психологических поисков, динамики изменения их содержания по различным основаниям объекту, предмету, задачам, методу и т. Таким образом, объектом методологии военно-психологических исследований должно выступать научное знание, полученное в результате их проведения, а предметом — закономерности, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы и динамичные процессы достижения научных результатов. В отличие от методологии, представляющей знание о знании, теория есть само проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы методологией знание. В широком смысле теория представляется комплексом взглядов, представлений, идей, направленных на истолкование и объяснение какого-либо конкретного явления или процесса — факта. В узком смысле теория — высшая, самая развитая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности — ее объекта например, психики, сознания, поведения, мышления, памяти, стресса, конфликта и т. Атрибутами любой теории являются ее объект и предмет, а также познавательные средства: понятия, категории, законы тенденции, закономерностиметоды, идеи, принципы и т. Поэтому теоретический анализ военно-психологических исследований предполагает отражение следующих вопросов: определение объектной и предметной области военно-психологических проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы формулировка целей и задач военно-психологических исследований, путей и способов их достижения; выдвижение основных и проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы гипотез военно-психологических поисков, анализ их подтверждения; определение научных основ организации и проведения военно-психологических исследований; обоснование применяемых методов военно-психологических исследований, их структуры и этапов подготовки и проведения; применение описательно-объяснительного аппарата военно-психологических изысканий конкретной системы терминов, понятий и категорий; совокупности эмпирических, в том числе экспериментальных измерительных методик и других средств ; выделения особенностей содержания военно-психологических исследований, обусловленных различными объективными и субъективными факторами их организации, а также других количественно-качественных характеристик. В этом контексте можно говорить о методологии военно-психологических исследований как теории, но нельзя подразумевать, что любая теория военно-психологического познания представляет собой его методологию. Определение некоторых исходных позиций в методологическом и теоретическом анализе военно-психологических исследований позволяет обратиться к выявлению существующих в них подходов. Для военного психолога данная проблема является особенно значимой. Ее актуальность определяется, во-первых, потребностями практики. Личный состав современных армейских и флотских подразделений характеризуется огромным многообразием мировоззренческих и жизненных принципов: то, что приемлемо для одного военнослужащего, возможно, категорично отрицается другим. Речь идет о существующих различиях в религиозных, моральных, социальных, политических и т. Во-вторых, сами по себе исследования в области военной психологии представляют собой теоретические обобщения и эмпирические показатели, полученные в результате применения целого спектра подходов, порой неосознаваемых исследователем. Тем не менее, для самого исследователя подход был и остается базовым методологическое средством, обеспечивающим выделение и научную идентификацию изучаемого психологического явления, а также определение оптимальных в конкретно-исторических условиях направлений его познания. Иными словами, подход служит «научно-мировоззренческой призмой», через которую идентифицируется, интерпретируется и направляется по определенному пути поток получаемой в процессе психологического познания информации, поступающей исследователю. Речь идет не о теоретических и общенаучных школах в мировой психологии структурализме, функционализме, бихевиоризме, психоанализе и т. Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы невозможность выделения строгих в научном плане оснований для структурирования и ранжирования разнообразных подходов к психологическим исследованиям их в психологии в общей сложности более трех десятковпредставляется целесообразным перечисление лишь некоторых из них, на наш взгляд, в большей степени интересных военному психологу-исследователю. Это: « естественно-научный», опирающийся исключительно на теорию и методы наблюдение и эксперимент опытного естествознания и нашедший отражение в психофизических, психофизиологических, психобиологических в том числе эволюционистских и ряде других концепциях, жестко детерминистских взглядах на психику и сознание человека, его поведение и результаты деятельности; « гуманитарный», полагающий невозможность описания человека и его свойств лишь в терминах внешних, зачастую «точно» математически измеряемых характеристик и утверждающий наличие в каждой личности самобытного внутреннего мира, возможности ценностного самоопределения и постижения «человеческого в человеке». В военно-психологических исследованиях данный подход реализуется в рамках рефлексивно-гуманистической парадигмы; « массовидный», связанный с массовизацией европейского общества в начале XX столетия и обусловленный появлением социально-психологических теорий среднего и макро уровней, попыткой описать и объяснить их подходами внутренний мир человека и его индивидуальность; « религиозный», представленный традициями религий человечества и оформленный в христианские, мусульманские, буддийские и другие психологические концепции; « персоналистский», трактующий причину развития науки, в том числе психологии и ее отраслей и школ, как результат деятельности, воли и разума "вспышек гения" отдельных личностей — научных лидеров или руководителей научных коллективов; « парадигмальный», объясняющий эволюцию человеческого знания сменой парадигм — «общепринятых образцов актуальной научной практики» Кунединственно возможных идей в конкретную историческую эпоху. Таковыми парадигмами в эволюции психологии явились различные формы детерминизма религиозного, механистического, биологического, социального и др. Иными словами, при реализации данного подхода научная адекватность отражения психологических проблем их решения приносятся в жертву идеологическим стереотипам и установкам. Обозначенное многообразие построения психологических воззрений прошлого и современности направляет военного психолога-исследователя на поиск компромисса — необходимость учета существующих подходов в своей научно-практической деятельности. Но данное обобщение, на наш взгляд, значимо в большей степени не само по себе, а своими методологическими следствиями, ориентирующими армейских и флотских психологов на реализацию следующих положений в процессе военно-психологических изысканий и практике: во-первых, истинность психологических взглядов возможна в контексте конкретных теорий, направлений или школ психологии. Необходимо помнить великий афоризм из «Великого восстановления наук» Бэкона о том, что «истина — дочь времени, а не авторитета", т. Широко известно высказывание в данном аспекте Планка: «Обычно новые научные истины побеждают не так, что их противников убеждают и они признают свою неправоту, а большей частью так, что противники эти постепенно вымирают, а подрастающее поколение усваивает истину сразу»; во-вторых, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы категории и понятия, законы и тенденции также никогда не имеют одного предопределенного смысла и обусловлены конкретной теоретической структурой и направленностью психологической школы в военной психологии. Поэтому в военно-психологических исследованиях необходим учет принятого в некоторых областях знания положения о том, что научные факты подтверждают или опровергают потому, что они признаются конкретной теорией или школой их представителями; в-третьих, следует дифференцировать гносеологический, онтологический проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы дидактический статусы исследуемой военно-психологической проблемы. Если онтологический аспект подразумевает исследование психического или сознания как целостных образований с онтологическими характеристиками: первичны или вторичны, свойство мозга — живой материи или проявление абсолютного духа, субстанции или производные и т. Дидактический аспект позволяет провести изложение и доведение полученных знаний о результатах психологического исследования в формах моделей, взглядов, концепций, теорий, т. Данные понятия субъективны, а не строго научны. Но, тем не менее, каждое поколение военных психологов имеет право, более того, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы представить объективную информацию и лишь затем дать ей, по возможности, более адекватную реальности оценку. Закономерно, что объективность не может быть полностью оторвана от субъективности, но каждый исследователь в своих суждениях должен четко и конкретно обозначить и указать, где заканчивается область научных фактов, а где начинаются его собственные проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы. В данных контекстах возможно наиболее объективное отношение к военно-психологическим изысканиям прошлого и современности. Вместе с тем, как и любая сфера человеческого познания, военно-психологические исследования проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы по себе обладают качественными характеристиками, к которым на сегодняшний день относят: а осмысление эмпирических фактов и результатов в системе понятий и категорий военной психологии; б включение полученных знаний в состав прошлых или вновь формируемых военно-психологических теорий, концепций и взглядов, отражение исследовательских результатов в обозначенных формах научного мировоззрения; г обобщение изученных психологических фактов на уровне закономерностей или тенденций; д прогнозирование содержания и направлений развития исследуемых психологических процессов и явлений в целях их всестороннего познания и, при необходимости, оптимального преобразования. Данные характеристики выступают одновременно научными требованиями и к организации военно-психологического исследования, и к его результатам. Поэтому результатом — продуктом военно-психологических изысканий являются не только знания сами по себе как самоцель. В его состав можно включить целую совокупность научных средств, используемых и совершенствуемых каждым исследователем, а именно: методы наблюдения и экспериментирования, приборы, установки, методики измерения, сбора, обработки, хранения и проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы психологической информации, применяемые не только в самой военно-психологической науке, но и за ее пределами, и прежде всего в армейской и флотской практике: жизнедеятельности войск, управлении частями и подразделениями и т. Систематичность и обоснованность, столь характерные для научной деятельности, являются большой социальной ценностью для армии и флота, которая в различных формах например, научный, в том числе психологически обоснованный стиль военного руководства и воспитательной работы с военнослужащими оказывает благотворное воздействие на жизнь личного состава частей и подразделений; источник нравственных ценностей. Как и любого рода научные изыскания, военно-психологические исследования демонстрирует нам такого рода подход к отражению реальности, в котором честность, объективность и адекватность реальности являются важнейшими принципами профессиональной этики военного психолога. Каков арсенал средств, при помощи которых развиваются военно-психологические исследования? Ведущим средством психологического познания выступает метод, интегрирующий в себе методологические возможности подходов и приемов, соединенных определенным способом и функционирующих в интересах изучения психологических явлений и процессов. К аналитическим методам психологического познания относятся индукция и дедукция, анализ и синтез, абстрагирование и обобщение, идеализация, аналогия, описание, объяснение, предсказание, обоснование, гипотезы, подтверждения и опровержения, моделирование и др. Анализ практического применения средств военно-психологического познания убедил авторов предложить определенные правила их использования. К таковым необходимо отнести следующие положения: ни одна задача и ситуация в военно-психологическом исследовании не требует от психолога использования всего объема имеющихся познавательных средств. Надо придерживаться методологического принципа экономии и оптимальности мышления и действия, известного как «бритва Оккама": «Бесполезно делать посредством многого то, что можно сделать посредством меньшего". Иначе говоря, не нужно прибегать к познанию каких-либо психологических явлений многими силами и средствами, когда можно обойтись их меньшим количеством; каждое средство психологического познания необходимо применять по назначению. Конкретные приемы и методики военно-психологического исследования должны быть ориентированы на конкретный объект познания. Рациональный объект должен исследоваться доступными для его исследования средствами, а эмпирически фиксируемый объект — доступными для него способами изучения; проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы исследовательская задача требует субординации в применении средств психологического познания. Организуя военно-психологическое исследование, необходимо последовательно использовать различные научные методы по общепринятой формуле «от простого к сложному». В выборе и поиске эффективных методик не нужно перескакивать через уровни психологического познания, пропуская игнорируя промежуточные звенья, которые могут оказаться в проводимом исследовании оптимальными. Игнорирование этого требования приводит к «методологическому хаосу", непредсказуемости результатов и отсутствию системы в организации военно-психологических исследований; целесообразно применять разноуровневые средства психологического познания как последовательно, так и параллельно. При изучении сложных психологических явлений и процессов надо ориентироваться на комплексное использование эффективных для конкретных условий методов военно-психологических исследований как по «горизонтали", так и по «вертикали"; задачи военно-психологического исследования невозможно решать только «чисто психологическими методами» — необходима совокупность средств из смежных областей знания. Ни для кого уже не является откровением междисциплинарный статус гуманистически ориентированных дисциплин, к каковым относится психологическая наука с ее отраслями, включая военную психологию. Таким образом, междисциплинарный подход в различных уровнях военно-психологических изысканий должен стать научной нормой. Изложенные выше обобщения и положения объективно ставят вопрос о выделении методологических основ — стандартов построения современного военно-психологического исследования. Иными словами, необходимо представить систему познавательных норм, на которую оно ориентируется и по которой организовано. Такая совокупность норм, в первом приближении, может быть представлена в виде пирамиды когнитивных ценностей и основанных на них требований, предъявляемых к процессу и результатам научно-познавательной деятельности и средствам их достижения. Как уже выше подчеркивалось, классический идеал научности предполагает наличие «твердого инвариантного ядра», состоящего из ряда регулярно воспроизводимых, стабильно и неизменно действующих основоположений. Для уровня науки, например, это могут быть: определение объектной и предметной областей, формулировка целей и задач, наличие понятийно-категориального аппарата, принципов, законов, методов проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы т. Для исследований в качестве таковых основ-требований могут выступать: систематизация, математизация, стандартизация, обязательное выдвижение гипотез, обобщений, прогнозов и т. Авторами стандартов и норм научного знания выступили выдающиеся мыслители прошлого Аристотель, Гегель и многие другие. В психологии стандарты ее научности были провозглашены в свое время Рубинштейном, другими, в том числе современными представителями психологической науки. Осознавая разнообразие предложенных программ и заключенных в них норм построения психологии, Джеймс еще на рубеже XIX- XX веков писал: «Мне кажется, что психология напоминает физику догалилеевского варианта: нет ни одного общезначимого факта, ни одного общеразделяемого обобщения". Современное поколение исследователей продолжает пожинать плоды этой «методологической мозаики", проявляющейся в разрыве трех фундаментальных связей, без которых единая система психологического познания в принципе невозможна: между отдельными фрагментами, формами и уровнями психологического познания; между его прошлым и настоящим; между его исследовательской и практической, обыденной и научной составляющими. Данные «разрывы» создают довольно сложную картину процесса психологических поисков. Поэтому вполне закономерно, что огромное количество подходов к организации и построению различных систем психологического исследования предполагает ориентацию в их специфике и особенностях, которые, в свою очередь, проявляются в многообразии: методологических установок, реализуемых в процессе порождения психологических знаний; источников получения психологических знаний; методов психологических исследований. Это тем более важно, что сегодня происходит радикальный и качественный переход от проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы веками классических представлений о науке к проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы новому, еще формирующемуся ее образу идеалу. Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы переход выражается: в кризисе классических представлений об идеале научного исследования во всех его формах и модификациях; в выявлении, анализе и резкой критике его фундаментальных основоположений; в выдвижении альтернатив постулатам классического идеала научности; в попытках выдвижения новых эталонов и образцов научного познания. В проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы контексте открытыми и весьма острыми представляются вопросы оснований или критериев построения современных военно-психологических исследований. Речь идет о признаках, на базе которых производятся их оценка, определение и классификация, ведь критерии, по которым строилось и в подавляющем большинстве продолжает строиться современное психологическое исследование, в том числе в области военной психологии, тесно вплетены в интеллектуальную традицию, сформировавшуюся еще в античности. Длительное время, в том числе в нашей стране, они имели характер некоторых объективных очевидностей, альтернатива которым большей частью не только не формулировалась, но даже и не осознавалась. Выявление и рациональное критическое обсуждение основных положений классического идеала становятся возможными лишь в современности, когда после длительнейшей эпохи развития закономерно наступает его фундаментальный кризис и отчетливо намечается переход к существенно иным представлениям об идеале научного знания, содержании процесса его достижения. Однако несмотря на очевидный кризис фактически все базисные основы классического идеала научности находят своих активных защитников вплоть до сегодняшнего дня. По поводу ряда основ их возможных альтернатив в психологии уже сегодня ведутся активные дискуссии, исход которых еще далеко не очевиден. Некоторые из них действительно имеют непреходящую ценность и в уточненной, модифицированной форме должны войти в структуру нового, формирующегося идеала военно-психологических исследований. Итак, выделим некоторые методологические основы — стандарты, на базе которых реально строится или может строиться современное военно-психологическое исследование. Истинность представляется главной ценностью и характеристикой научных изысканий в любой области знания. Но в военно-психологических исследованиях истинность является не только нормативной ценностью, но и необходимой описательной характеристикой познавательных результатов, претендующих на научность и практическую реализацию. Иными словами, исследовательский результат в итоге должен не только не содержать «никакой примеси заблуждений» дабы «не навредить"но еще и плодотворно работать. По сути, здесь будут уместными два утверждения: во-первых, истинность является центральным, наиболее сильным регулятивом научно-познавательной деятельности военного психолога; во-вторых, истинность предполагает относительность всякого знания, которое в последующем может быть дополнено и даже опровергнуто. Мы не можем быть уверены в том, что все без исключения итоги военно-психологических исследований адекватно отражают исследуемую реальность — объект или предмет психологического познания. В этой связи особо отметим, что в современных военно-психологических исследованиях установление истинного знания жестко регламентируется как методологическое требование на эмпирическом уровне — уровне факта. Фундаментализм остается на сегодняшний день одним из самых мощных оснований построения современного военно-психологического исследования. В соответствии с ним подлинное научное знание должно быть обосновано фундаментальным образом. Так называемая фундаменталистская парадигма получила выражение во многих видах и формах. Главной, центральной и базисной для нее была и остается ориентация на принцип достаточного основания. Уже во времена античности обнаружилось отчетливо выраженное стремление обладать не просто мнением или суждением, пусть даже «правильным", но прочным и надежным знанием, которое не давало бы никаких поводов для сомнений в его истинности. Поэтому суть собственно научного познания усматривалась в решении задачи обоснования. Такой подход в научных изысканиях сохранился до наших дней. Так, важнейшими способами обоснования полученного в военно-психологическом исследовании знания сегодня являются многократные проверки методами наблюдения и эксперимента, обращение к первоисточникам и статистическим данным, которые осуществляются военными психологами комплексно и независимо друг от друга. При обосновании теоретических концепций проведенных военно-психологических исследований обязательными требованиями, предъявляемыми к ним, являются непротиворечивость, соответствие эмпирическим, в том числе экспериментальным данным, возможность адекватно реальности описывать известные психологические явления и прогнозировать новые. Долгая история фундаменталистской парадигмы есть история постоянных поисков «начал познания», исходного пункта для процесса обоснования, «надежного фундамента», на который могла бы опираться сводиться к нему или выводиться из него вся система полученных научных знаний. К этому фундаменту предъявлялись и продолжают предъявляться весьма жесткие требования: он должен был быть абсолютно достоверным и надежным. Если такой фундамент найден, все остальные теоретико-познавательные проблемы, согласно фундаменталистским представлениям, решаются достаточно просто. В различных школах и направлениях психологии таковыми «фундаментами»-основаниями, как правило, провозглашались объяснительные принципы например, деятельности, поведения, функции, структуры и т. Не избежали влияния фундаментализма военно-психологические исследования как средство проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы научного проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы. Как следствие, в отечественных психологических исследованиях в качестве исходных организационных основ-требований провозглашалось обязательное применение методов наблюдения и эксперимента, без которых военно-психологическое исследование признавалось и зачастую продолжает признаваться несостоявшимся. На сегодняшний день в нашей стране и за рубежом утверждение данных методологических требований к содержанию психологических исследований является одной из основных причин сильнейшей критики фундаменталистской парадигмы. Вместе с тем имеются и ее защитники. Независимо от исхода развернувшейся дискуссии можно утверждать: обоснование является важнейшей процедурой современного военно-психологического исследования, а признак обоснованности остается необходимой характеристикой и универсальным критерием его научности. Однако на основе только общих соображений уже нельзя сказать, какое конкретное место признак обоснованности будет занимать в будущем в иерархической системе норм и стандартов нового идеала военно-психологических исследований. Ответ на данный вопрос требует изучения как возможностей, потенциала фундаменталистской парадигмы и тенденций ее исторического развития в военной психологии, так и аргументов, выдвигаемых против нее. Методологический редукционизм утверждает представление о возможности выработки некоторого проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы в историческом проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы предметном планах стандарта научности в военно-психологических исследованиях. Данное представление служит питательной почвой двух главных гипотез, определяющих стратегию методологического редукционизма. Первая: нормативный стандарт научности исследования может быть сформулирован на базе «наиболее развитой» и «совершенной» области познания или даже теории и подхода. Вторая: все прочие области познания подтянутся к выработанному единому стандарту. В соответствии со стратегией методологического редукционизма многие современные ученые эталон научности в психологических изысканиях усматривают в естествознании, а в самом естествознании чаще всего обращаются к физике. Упомянутый эталон проявляется в четкости и определенности понятий, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы и законов, методов опытного наблюдения, измерения и обработки эмпирических данных, ориентации на конкретный объект, возможности преобразования и прогнозирования его состояний, исключении субъективных оценок и т. Более того, многие единицы измерения психология заимствовала или « взяла напрокат» у естественных наук. Утвердившаяся из времен Ньютона автора знаменитого афоризма «Гипотез не измышляю» бессубъектность физической науки проникла в психологию. В методологии психологического исследования императив бессубъектности включает, как правило, три составляющие: а познание должно быть построено «из объекта», который отграничен от субъекта познания, выступает для него как «другой человек»; б процесс познания должен быть построен проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы средствами — основан на наблюдении, опыте, эксперименте и применении измерительных — количественных методов; в все субъективное должно быть удалено не только из содержания, но из обоснования результатов познания. В качестве возражения исключительной абсолютизации такого подхода можно выдвинуть следующие аргументы: во-первых, на каждом этапе исследования «свой вклад» в его содержание вносят индивидуальные особенности исследователя, его приверженность школе, направлению, теории и т. Таким образом, абсолютизация данных «физически ориентированных» требований не только обедняет психологическое познание, но и представляется на сегодняшний день абсурдной и несостоятельной, а «научная психология» строго и безосновательно отграничивает себя от так называемой психологии «здравого смысла", нравственного содержания психологических проблем личностей и различных групп, объективных и субъективных условий их жизнедеятельности. Соловьев, — состоящее из бесправных и безличных тварей, из нравственных нулей. Будет ли это во всяком случае общество человеческое? В мировой практике психологических изысканий известны мощные попытки реализовать стратегию методологического редукционизма и построить соответствующие идеалы на основе выдвижения в качестве образцового, эталонного типа познания не только физики, но и социально-гуманитарных наук. Такая ориентация сегодня находит свое выражение в одноименном направлении психологии, в том числе в отечественных военно-психологических изысканиях и практике. Системность в организации и проведении военно-психологических исследований можно проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы как следствие фундаменталистской парадигмы. С различными формами организации знания мы встречаемся не только в науке. Широко известен пример классификации животных, которая дана в одной из древних китайских энциклопедий. В ней животные подразделяются следующим образом: принадлежащие императору, бальзамированные, прирученные, молочные поросята, сирены, сказочные, бродячие собаки, нарисованные очень тонкой кисточкой из верблюжьей шерсти, издалека кажущиеся мухами, и др. В отличие от приведенной классификации научное знание и средства его достижения существуют в виде высокоорганизованных систем. Именно такие системы являются основными формообразованиями в мире науки. Само понятие « система» от греч. В современном научном знании к системным принципам, как правило, относят: а целостность принципиальную несводимость свойств системы к сумме свойств ее элементов и наоборот; зависимость каждого элемента от места в системе; сохранение устойчивости ; б структурность возможность описания системы через ее структуру, т. Системный подход в психологии включает средства изучения сложноорганизованных разнородных объектов действительности и подразумевает, в первую очередь, возможность множественности их описания. В соответствии с данным подходом человек как сложная саморегулирующаяся система сам проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы себе находится в «разнопорядковых системах», поэтому «о его существовании можно говорить как о полисистемном процессе». Отсюда все его атрибуты и образования, в том числе психика и сознание, должны рассматриваться как «нечто целостное интегральное». В этой связи Ломов проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы идею системности как главное методологическое основание организации и содержания психологического исследования. Его базис образуют следующие принципы: многоплановость анализа явлений психики и сознания, предполагающий необходимость и возможность выделения различных сторон и аспектов исследуемой реальности. В современной психологической науке существуют следующие возможные «планы» анализа психических процессов и явлений сознания: как качественных единиц системыимеющих специфические закономерности; как частей своей родовидовой макроструктуры, закономерностям которой они подчиняются; как совокупности микросистем, закономерностям которых они так же подчиняются; в плане их внешних взаимодействий, т. Как справедливо заметил Ломов, «невозможно восстановить сложное объемное тело по изображению одной-единственной его проекции на плоскость»; психические явления и сознание должны рассматриваться как многоуровневые, имеющие сложное иерархическое строение, включающие различные составляющие их подсистемы: регулятивную, коммуникативную, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы и другие, имеющие свои подуровни например: сенсорно-перцептивный, представленческий, рече-мыслительный и т. К возможным основаниям классификации изучаемых проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы можно отнести: а индивидуальные психофизиологические, психосоматические, психоневрологические, психопатологические и т. Здесь следует различать и учитывать детерминацию развития и развитие детерминации психического и сознания. Поэтому отдельно подчеркнем, что системная детерминация в данном ракурсе включает выделение всего многообразия объективных и субъективных связей и отношений: условий, факторов, особенностей среды, предпосылок изменения и развития, причин образования и т. Соответственно, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы подчеркивал Ломов, «теория развития психики должна опираться на теорию развития человека в целом, во всех его отношениях и проявлениях». Таким образом, научная систематизация в психологическом исследовании обладает целым рядом важных особенностей, основные из которых выступают: стремление к полноте, ясному представлению об основаниях систематизации их непротиворечивость. Интерсубъективность в психологических исследованиях предполагает постоянное стремление обосновать научное знание, его открытость для компетентной критики, что делает психологическую науку образцом рациональности. Вспомним знаменитое выражение Бора о том, что подлинно глубокая новая теория должна в определенном смысле быть сумасшедшей. Она должна порывать с прежним образом мысли, со старыми стандартами мышления и познания. Классическими образцами такого рода теорий являются неевклидовы геометрии, теория эволюции, молекулярная генетика, теория относительности и квантовая механика. К данному классу научных достижений относятся психологическое проникновение в мир бессознательного, в особенности структуры и функционирования человеческого мозга, раскрытие закономерностей антропогенеза, выявление универсальных структур в языке и т. Вместе с тем ориентированность на новации сочетается в психологических изысканиях с жестким консерватизмом, который представляет собой надежный заслон против введения в психологию скороспелых и необоснованных новаций. При всей динамичности развития современных военно-психологических изысканий вся совокупность предъявляемых к ним проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, иногда консервативных требований дает тем не менее возможность устранять из результатов научной деятельности все субъективное, связанное со спецификой самого исследователя и его мировосприятия. Социокультурная автономия военно-психологического исследования предполагает научно-мировоззренческую и методологическую независимость норм его организации и проведения. В соответствии с классическими представлениями научное знание и стандарты его обоснования должны быть полностью независимы от социальных, экономических, культурно-исторических, идеологических и политических условий их формирования. Как следствие, выводы военно-психологических исследований должны осуществляться в соответствии с универсальными, принятыми в военной психологии стандартами обоснования и определяться только самой изучаемой реальностью психики или сознания независимо от условий и факторов ее изучения. Вместе с тем до последнего времени — середины восьмидесятых контекст военно-психологических исследований в нашей стране задавался в целом характером официальной государственной — коммунистической идеологии. По упомянутому вопросу в психологии сегодня ведутся наиболее острые дискуссии. Зачастую в этих спорах отстаиваются гипертрофированные полярные позиции: либо полная социокультурная автономия исследований, либо такая трактовка их детерминации социокультурными факторами, которая ведет к фактически полной релятивизации относительности научного познания. Но именно в данной полемике, по нашему мнению, намечается наиболее радикальный отход от классических представлений о военно-психологическом познании, истоки которого нужно искать в объективном компромиссе изложенных взглядов. Такой подход по нашему мнению наиболее конструктивным и приведет к положительным результатам, способствуя в конечном счете поступательному развитию военно-психологической науки, поэтому: а в выработке современных взглядов о системе стандартов научности военно-психологического исследования ориентация на нормы лишь одной из областей психологического или иного знания, одной единственной парадигмы, теории или концепции представляется явно несостоятельной; б необходимо исходить из факта наличия существенно различных форм реального научного психологического знания, особых типов научности; в единство процесса военно-психологического познания, так же как и единство отражаемого в нем мира и форм его проявления деятельности, сознания, поведения, психики и т. Изложенные позиции дают нам основание говорить о намечающемся кризисе классических представлений об идеале военно-психологического познания во всех его формах и модификациях. Осуществляемая в современности критика прежних стандартов содержания военно-психологических исследований сопровождается выдвижением альтернатив, являющихся в большинстве случаев прямыми антитезами общепринятым классическим основоположениям. Задача сегодня состоит не в том, чтобы методологически обосновать теоретическое преимущество того или иного подхода школы или направления проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы это, как мы убедились, объективно неосуществимоа в том, чтобы, интегрируя их, использовать весь арсенал психологических средств для оптимального достижения позитивного конечного результата. Именно в русле данных тенденций должно идти формирование новых, существенно иных представлений об идеале научности, способных обогатить арсенал познавательных и практических средств военно-психологических исследований. Реализация такой задачи, по нашему мнению, возможна только в рамках так называемого « оптимизационного поля» военно-психологических исследований, предполагающего наличие, как минимум четырех условий: множества или не менее двух вариантов решений проблемы конкретного военно-психологического исследования, из которых следует предпочесть лучший — оптимальный; определения совокупности критериев оптимального решения задач военно-психологического исследования; свободы выбора вариантов решения военно-психологической проблемы; сравнимых параметров или критериев выбора различных вариантов достижения цели военно-психологического исследования. Необходимость владения средствами методологического анализа, некоторые проблемы которого отражены в предыдущей главе, становится очевидной. Данный тезис приобретает большую актуальность в связи с тем, что в сознании некоторых военных психологов существует убеждение о полном овладении ими методологическими основами военной психологии, что ведет в реальности к стагнации идей и застою военно-психологической мысли, игнорированию мирового и отечественного теоретического наследия, забвению эффективных психологических методов и оптимальных методик работы с людьми. Упомянутое обстоятельство актуализируется реальным низким уровнем знания современными исследователями результатов в области разрабатываемых ими теоретических и прикладных проблем военной психологии, а также связанных с ними междисциплинарных исследований. По данным опроса, проведенного одним из авторов, подавляющее число соискателей ученой степени кандидата наук, защищавшихся по проблеме конфликта, владеет не более 10% от уже имеющейся информации по разрабатываемым ими проблемам. Из приведенного примера можно сделать предположение о еще более низком уровне использования источниковой базы различных отраслей психологической науки военными исследователями и психологами-практиками в войсках. Подобная негативная тенденция, порой перерастающая в околонаучные стереотипы и традиции, имеет исторические корни и, к сожалению, идеологические основания. Таковые проявились в свое время в забвении опыта предшествующих, отвергнутых из идеологических соображений поколений отечественных и зарубежных ученых, мыслителей, на результатах деятельности которых, тем не менее, зиждется современная российская военная психологическая наука и практика. Реализация столь легковесного подхода к своему прошлому приведет к тому, что современные военные психологи «потеряют» свою историю, без которой как гласит один из законов развития человечества невозможно будущее. Таким образом, обращение к научному опыту прошлого и современности, его эффективное и оптимальное использование в интересах армии и флота — однф из основных и актуальнейших целей военной психологии как сегодня, так и в будущем. Достижение этой проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы возможно, на наш взгляд, при условии решения историей военно-психологических исследований целого комплекса задач, среди которых наиболее значимыми являются: сбор, обработка, систематизация и периодизация военно-психологического знания, установление его источников и эффективности внедрения; проведение науковедческих изысканий — создание информационной базы теоретико-методологического обеспечения современного решения проблем военной психологии; выявление закономерностей, тенденций и направлений развития военно-психологического знания, прогнозирование на их основе возможных путей его эволюции; выделение узловых проблем военной психологии, описание их решения, установление значимых результатов в ходе развития ее отраслей; определение критериев теоретической и практической значимости военно-психологических концепций и взглядов в различные периоды отечественной истории; анализ разработки конкретных вопросов военно-психологического знания в прошлом и настоящем, включающий исследования: способов раскрытия динамики психических качеств военнослужащих в экстремальной — боевой ситуации, периоды проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы к ведению боевых действий; направлений изучения результативности применения диагностирующих и корректирующих психологических средств в прошлых и проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы войнах и вооруженных конфликтах, их совершенствования и организационно-методического обеспечения; путей изучения психических состояний военнослужащих, различного уровня групп армии и флота, мирного населения в периоды войн и конфликтов, причин образования и проявления массовидных психических явлений в формах массового милитаристского психоза, крайнего пацифизма и т. Исходя из обозначенных задач и направлений, можно отметить высокую роль знания военными психологами теоретических и эмпирических результатов и наработок в области отечественных военно-психологических исследований. Эта роль отражается на нескольких уровнях: во-первых, мировоззренческом: понимание и знание содержания, особенностей процесса становления в военной психологии ее базовых понятий и категорий, научных идей, тенденций и закономерностей, методов аналитических и эмпирических изысканий их итогов имеет фундаментальное значение для профессиональной компетентности военного психолога-исследователя, обусловливает арсенал его теоретико-методологических, познавательных и практических средств; во-вторых, личностном: осознание и восприятие себя как исследователя через ретроспективное воспроизведение основных теоретических, гносеологических и прикладных проблем военно-психологических исследований, знание оптимальных путей их решения в прошлом и настоящем — фактор зрелости личности военного психолога, условие формирования его способности к проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы военно-психологическому познанию; в-третьих, общенаучном: имеет принципиальное значение для смежных с военной психологией наук и ее отраслей: без обращения к результатам и опыту военно-психологических исследований они бедны и беспредметны, ибо на сегодняшний день нет ни одной области военной теории и практики, где бы не обращалось внимание на психологическое содержание и обеспечение любого вида деятельности военнослужащих. Такое «обращение» к результатам военно-психологических исследований во всех сферах жизнедеятельности армии и флота все более проявляет черты устойчивой закономерности; в-четвертых, собственно военно-психологическом: для военной психологии обращение к исследовательским наработкам прошлого и настоящего — это ее память, научная рефлексия, без которых неизбежны заблуждения и проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы. Для становления военного психолога-исследователя — это его научная культура, профессиональный кругозор, исходная теоретико-методологическая база. Без знания содержания и особенностей процесса развития и результатов военно-психологических исследований понимание и решение современных проблем военной психологии проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы. Раскрывая данные аспекты, выделим несколько теоретических положений, ориентирующих исследователя на конструктивный, на наш взгляд, подход к организации военно-психологического исследования: специфика военно-психологического знания прошлого и современности предполагает учет состояния научного и нравственного прогресса или кризиса, обусловленных текущей и предшествующими ситуациями в нашей стране, для проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы психологу необходима четкая ориентация в условиях, в которых проводилось исследование. Без данного вида знания неизбежны ошибки в интерпретации его результатов, механическая экстраполяция выводов прошлых наработок на современные проблемы военно-психологических исследований; проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы анализе и оценке военно-психологических исследований прошлого и современности представляется целесообразным использовать систему координат, включающую научный формально-логический и гносеологическийсоциокультурный и личностный компоненты их изучения. Только при учете данных аспектов может быть получена достаточно полная и адекватная реальности картина содержания военно-психологических изысканий. Без знания особенностей личности ученого или исследователя, условий их труда и результатов научной деятельности понимание психологических взглядов и концепций их авторов невозможно; только на базе прошлого и современного опыта — на основе знания содержания, достижений и ошибок, научной и практической результативности военно-психологических исследований, возможно определение психолога в его собственных научных позициях и формирование его как профессионала-специалиста. Другой формы выбора и самоопределения в исходных научно-мировоззренческих принципах и передачи научного наследия проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы человечества нет и в обозримом будущем не предвидится. Удачным в этой связи представляется высказывание Гейзенберга о том, что « профессионал — это человек, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы известны грубейшие ошибки, обычно совершаемые в его профессии, и который поэтому умеет их избегать». В качестве обобщения следует подчеркнуть, что обозначенные выше исторические аспекты методологического познания военно-психологических исследований являются его исходной источниковой основой, а методологический анализ военно-психологических исследований возможен только в историческом — ретроспективном контексте. Изложение и методологический анализ некоторых вопросов истории военно-психологических исследований приводит к выводу об объективной необходимости формирования новой отрасли военно-психологического знания — военно-исторической психологии. Если военно-психологическое знание отражает совокупность результатов познания психических явлений и процессов человека и социальных групп в условиях войн и военных конфликтов, то военно-историческая проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы может представлять научную форму отражения явлений проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы и психических процессов человека, психологии различных социальных групп в условиях подготовки, ведения и завершения войн и вооруженных конфликтов, а также преодоления их последствий в различные исторические периоды и эпохи. Задачи военно-исторической психологии, исходя из обозначенного предмета, очевидны. Это: аккумуляция военно-психологического знания; б раскрытие содержания психических явлений и процессов, особенностей сознания на личностном, групповом, национальном и других уровнях в периоды военного времени; в психологический анализ войн и военных конфликтов; г создание моделей военно-психологического знания различных эпох и проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы д разработка исторических проблем военной психологии; е изучение проблем эволюции военно-психологического знания, установление его периодизации, закономерностей и направленности развития; ж исследование психологических средств воздействия на воинов различных периодов и государств и др. Таким образом, отсутствие в современном военно-психологическом познании отрасли, аккумулирующей и обобщающей его результаты, с одной стороны, а также опыта психологического анализа прошлых войн и военных конфликтов, тормозящее разработку современных проблем военной психологии, с другой, ставят проблему статуса военно-исторической психологии в плоскость реальности. Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы развитие военно-психологических исследований характеризуется глубокими переменами и новыми тенденциями не только в их динамике, но и в осмыслении их результатов, служащих одновременно источниковой базой для дальнейших научных изысканий. Иными словами, намечается переориентация в анализе историографической основы военной психологии в сторону адекватности реальности и объективности ее оценки. Как и многие другие сферы гуманитарного познания, оценка источниковой базы военно-психологических изысканий должна быть восприимчивой к воздействию целой совокупности современных объективных факторов, среди которых выделяются: а общее повышение значимости гуманитарных приоритетов в психологическом научном познании; б переосмысление роли и места психологических наук в условиях современного динамично развивающегося мира; в плюрализация философско-мировоззренческих идеологических основ военно-психологической работы. Однако важно отметить: учет данных факторов в анализе процесса развития военно-психологических исследований происходит эпизодически и спонтанно. Поэтому наблюдающаяся и затянувшаяся здесь « методологическая передышка» настоятельно требует целенаправленных усилий коллективов военных ученых и психологов по отражению ее причин и последствий, выработки проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы и средств преодоления. Отсюда потребность в специальном методологическом анализе процессов, которые в настоящее время развертываются в отечественной историографии по проблемам военной психологии, вполне очевидна. В этой связи нужно заметить, что в последние десятилетия военная психология оказалась в принципиально новой ситуации, требующей ответы на ряд вопросов научно-мировоззренческого характера. К ним необходимо отнести следующие: Возможно ли применение различных подходов в оценке исследований по вопросам военной психологии, реализуя при этом принципы плюрализма и многовариантности? Каковы критерии научности, объективности и адекватности отражения проблем военной психологии в историографических исследованиях? Какова степень социокультурной и научной автономии современной историографии проблем военной психологии? В какой мере отечественные военные психологи могут опираться на опыт проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы достижения отечественной и зарубежной военной психологической науки? Отвечая на поставленные вопросы и анализируя сложившиеся в современной методологии науки подходы, на наш взгляд, правомерно обратить внимание на новые, активно развиваемые науковедческие тенденции, которые способствовали бы повышению адекватности оценок военно-психологических исследований. Их суть заключается в попытке сформировать новый образ современной науки на основе выделения конкретных критериев в стиле мышления исследователей различных исторических эпох. В этой связи заметим, что в истории науки современными учеными выделяются ее классический, неклассический и постнеклассический образы или типы рациональности. Напомним их основные сущностные и содержательные черты. Классическая наука, берущая свое начало от античности, оформилась в европейской цивилизации XVII века картезианская психология и эпоху Просвещения ассоциативная и эмпирическая психологии. Она представляла мир строгого детерминизма и однозначности результата например, модель рефлекторного кольца Основным идеалом для ученых этой эпохи выступала математика. Главной ценностью любого психологического изыскания провозглашалось знание, как правило, о поведении человека, а основной задачей — получение истины, тождественной объективной особенно природной, физической и, как следствие, механистической реальности. Причем классическая наука о душе, а затем и о сознании, предполагала исключение из психологического познания общественно значимых социальных и субъективно-личностных ценностей и целей, которые рассматривались как факторы, «деформирующие» научный результат. Однако необходимо признать, что подходы авторов т. «классических концепций» и на сегодняшний день представляются очевидными и оптимальными в психологических изысканиях некоторых уровней в т. Тем не менее, нужно подчеркнуть, что вопрос о так называемой «абсолютной чистоте» классической науки остается до настоящего времени дискуссионным. Неклассическая наука, возникшая на рубеже XIX-XX веков, отвергла абсолютный детерминизм и ввела новые критерии идеалы: восприятие реальности в т. Результаты психологического познания определяются уже не только спецификой изучаемого явления, факта или события, но и способами взаимодействия с ним исследователя, его «включенностью» в изучаемый психический процесс, возможностью пропустить его «через себя». Проблема истинности психологического познания решается с позиций релятивизма, относительности теорий и научных парадигм. Утверждается мозаичность целостной картины психологического знания, его прошлого, настоящего и будущего. Становится характерным организационно-научное оформление многообразия познавательных психологических систем, направлений и школ психологии. В состоянии «методологической растерянности» ученые провозглашают начало эпохи «открытого кризиса» в психологии. Тем не менее нарастает понимание в различных сферах человеческой культуры и ее истории того, что наука, в т. Постнеклассическая наука тип научной рациональности начинает складываться в последнюю треть ХХ века и с нарастающей силой реализуется в большинстве социально-гуманитарных, в т. Интегрируя существующие подходы, выделим наиболее значимые работы черты постнеклассической науки: распространение междисциплинарных и проблемно-ориентированных форм исследовательской деятельности, комплексных исследовательских программ, синтез фундаментальных и прикладных психологических исследований; интенсификация процессов интеграции и дифференциации в построении картины психологического познания, стремление к отражению психической реальности, в центре которого находится человек, проблемы ценностей и смысла его бытия; включение ценностных факторов в состав объясняющих положений психологического исследования, утверждение принципа исторической реконструкции в психологических исследованиях различных уровней и областей; повышение значения для развития военной психологии социально-экономических, духовных, политических и других факторов и целей, представление психологической науки как части жизни общества, детерминируемой общим состоянием культуры. Критерии социально-гуманитарного познания, соответствующие постнеклассической науке, также многочисленны и разнообразны. Кратко их суть обобщенно выражается следующими отличительными признаками: а полионтологичность; б актуализация интроспективных подходов к изучению человека, его прошлого и настоящего; в признание в качестве приоритетной ценности познания развития и саморазвития человека. В военно-психологических исследованиях постнеклассический тип научного познания начинает успешно реализовываться в целом ряде диссертаций, коллективных трудов и монографий. Их объективной основой явились социокультурные процессы 80-90 годов нашего столетия, охватившие все сферы жизнедеятельности человеческого общества, включая психологические изыскания. Особое значение здесь начинают приобретать психологические проблемы «цены победы» в войнах и конфликтах прошлого и настоящего, психологических последствий ведения боевых действий, различного рода реформ и реорганизаций Вооруженных Сил. После эпохи, когда военные действия рассматривались только в качестве военно-силовых противостояний, причем в первую очередь в физическом смысле, становится все более очевидным, что оценка любой военной акции в гораздо большей степени, чем прежде, есть сочетание различных, в т. Происходит дальнейшая дифференциация психологической картины прошлых войн и конфликтов, процессов военного строительства в различных странах и эпохах. Создаются предпосылки для изменения типологии и переоценки источниковой базы военной психологии. Актуализируются гуманитарные аспекты их оценки. В этой связи аналитическая деятельность по изучению военно-психологических публикаций все в большей степени рассматривается через призму объектов и систем, которые непосредственно связаны с человеком. Историографические исследования уже не могут строиться самодовлеющим и эгоцентрическим образом. Иными словами, военно-историографические исследования по проблемам военной психологии должны приобретать выраженную «человекоразмерность». Отсюда возрастают требования к их теоретико-методологическому уровню. Можно с уверенностью полагать, что в настоящее время под влиянием общекультурных и общенаучных факторов мы являемся свидетелями формирования новых тенденций видения проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы и настоящего проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы психологии. Вместе с тем, подытоживая краткий обзор познавательных парадигм в анализе и оценке военно-психологических изысканий, отметим, что охарактеризованную в общих чертах смену одного образа науки другим не нужно понимать «механически» — упрощенно в том смысле, что каждый новый этап в развитии науки приводит к исчезновению норм, критериев идеалов предыдущего этапа, т. В процессе смены «мировоззренческих призм» оценки исследовательских результатов должна быть сохранена их преемственность: ограничение «старого» должно сосуществовать с «новым» — плодотворно использоваться в конкретных исследовательских ситуациях и областях военно-психологического знания. Подведем некоторые итоги характеристики методологических аспектов историографического анализа военно-психологических исследований. Направления анализа и оценки источниковой базы военно-психологических исследований основываются на динамике их следующих содержательных компонентов: понимания психической реальности и сознания человека, психологических особенностей его деятельности в рамках военной системы; влияния на процесс военно-психологического исследования средств познавательной деятельности; определения роли ценностных факторов военно-психологического познания, в том числе субъективно-личностных ценностей исследователя; интерпретации роли и места военно-психологических исследований в военной психологии и в «большой» науке, культуре, обществе. Актуальным и необходимым объективным итогом процесса развития историографии проблем военно-психологических исследований является проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы ориентация на постнеклассический образ науки. Непосредственной основой перехода в историографических исследованиях проблем военной психологии к новым идеалам научности является деидеологизация и гуманизация подходов и оценок, переосмысление ценностных приоритетов в анализе проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы источников — последовательное проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы в ее содержание все большего количества параметров, характеризующих социальное, нравственное, т. Воздействие постнеклассической науки на динамику образа военно-психологических исследований не является прямым и однозначным. Во-первых, оно осуществляется через ряд социокультурных сфер государственно-политическую, социальную, идеологическую, нравственную и другие. Во-вторых, проявляется неравномерность смены образов науки в конкретных науковедческих исследованиях, возможность сосуществования в них различных типов научного мышления их проявлений. В-третьих, воздействие общенаучных процессов на содержание анализа источников военной психологии может искажаться наличием целого ряда редукций. Данные аспекты предполагают сохранение в оценке процесса развития военно-психологических исследований некоторой методологической автономности — определенных проявлений консерватизма в целях ее ограждения от необоснованных обобщений и подходов, скоропалительных и поспешных исторических выводов и решений. Указанные положения неотвратимо требуют дальнейшего совершенствования общенаучного и теоретико-методологического потенциала современных науковедческих историографических средств анализа развития военно-психологических исследований. Одной из основных характеристик любой системы научного познания является анализ процесса ее эволюции. В этой связи, отражение особенностей развития военно-психологических исследований представляется важнейшей частью рефлексии военной психологии и, как следствие, попыткой оценить направленность, структуру и динамику роста получаемых в этой области знаний. Отмеченная значимость подобного рода эмпирических и аналитических изысканий дополняется практической направленностью, выражающейся в возможности увидеть основные тенденции и этапы, а также «белые пятна» на пути военно-психологических исследований. Историографический анализ диссертаций по проблемам военной психологии показывает, что первое подобного рода исследование было проведено в годы Великой Отечественной войны. Так, в 1942 году Фортунатовым была защищена диссертация по проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы «Страх и его преодоление». Указанный год можно считать началом подготовки отечественных диссертаций по проблемам военной психологии. На основании проведенных исследований правомерно констатировать тот факт, что в результате более чем полувекового пути к началу 1998 года в СССР, а после его распада — в Российской Федерации, защищено 267 диссертаций по проблемам военной психологии, в т. Анализ динамики их подготовки позволил сделать вывод о цикличном характере процесса проведения военно-психологических исследований на уровне диссертаций. К основным вехам развития отечественных военно-психологических изысканий можно отнести следующие: I этап «становление» — 1942-1963 гг. За 21 указанный год подготовлено 23 диссертации, в т. На данный период приходятся защиты в диссертационных советах результатов своих научных изысканий военными учеными-психологами Апогей этапа приходится на 1951-1952 гг. II этап «рост» — 1964-1981 гг. На данном этапе за 17 лет подготовлено 82 диссертации, в т. Пик активности отмеченного периода приходится на 1970-1973 гг. III этап «стабилизация» — 1982-1997 гг. За 15 лет этого периода подготовлено 162 диссертации, в т. Наиболее активными периодами этапа выделяются 1982 г. На общем фоне динамичного количественного роста диссертаций по проблемам военной психологии выделяются отдельные временные этапы «застоя» и «спада» в отмеченной нарастающей тенденции. Такими периодами являются: 1953-1963 гг. Данные периоды как бы «выпадают» из тенденции роста и стабилизации количества подготовленных диссертаций. Закономерно, что отраженные цикличные изменения в ежегодном количестве диссертаций по проблемам военной психологии определяются действием целой совокупности объективных и субъективных условий и факторов. К объективным, по нашему мнению относятся: социально-экономические процессы, происходящие в стране; содержание внешней и внутренней, а также военной политики руководства СССР, а затем и РФ; уровень международной напряженности; направленность идеологической работы институтов государства и Вооруженных Сил; состояние нравственного климата в стране; уровень духовной культуры народа; положение фундаментальной и прикладной отечественной общественной науки и ее связь с мировой цивилизацией; степень социокультурной автономии гуманитарных дисциплин; и т. В качестве субъективных условий и факторов можно выделить: статус отечественной военной психологии в рамках «большой науки»; развитость инвариантного ядра военно-психологических исследований; наличие стереотипов в организации военно-психологических изысканий; степень внедряемости инновационных технологий в практику военной психологии; уровень мобильности в применении методов научных изысканий; степень корпоративности в отечественной военной психологии; качество руководства кафедрами военной психологии и коллективами военных психологов-исследователей; наличие материально-технической базы военно-психологических исследований; уровень мотивации и стимулирования труда военных психологов; место военной психологии в системе обеспечения боевой готовности Вооруженных Сил; знание руководством армии и флота потенциала военной психологии и возможностей его реализации; степень компетентности руководящего состава частей и подразделений в области военно-психологических исследований; качество подготовки специалистов — организаторов военно-психологических исследований; статус институтов подготовки и переподготовки военных психологов-исследователей; и т. Отмеченные условия и факторы, в свою очередь, проявились в динамике военно-психологических исследований в нашей стране. В представленных в учебном пособии диаграммах и рисунках можно проследить их развитие по различным основаниям. Зарождение и развитие отечественной военной психологии представляет собой нелинейный, неравномерный процесс, сопровождающийся непрерывными количественными изменениями, качественными скачками, постоянной борьбой консервативных и новаторских тенденций, материалистических идеалистических подходов. Точно так же, как армия, по оценке Фрунзе, представляет собой «сколок» государства, военная психология представляет собой «сколок» психологической науки в целом. Она несет в себе все противоречия, отражает тенденции и проблемы развития отечественной и мировой психологии. Наиболее остро естественные противоречия в развитии военной психологии проявляются в методологии, теории, методах и методиках проведения военно-психологических исследований ВПИ. Рассмотрим некоторые, на наш взгляд, актуальные методологические проблемы ВПИ. Очень трудно, если вообще возможно, проникнуть в суть военно-психологических явлений ВПЯне понимая основных тенденций в эволюции психики. Эволюция представляет собой постепенное, непрерывное, более или менее длительное изменение психики. Можно выделить три уровня эволюции психики: межвидовой, внутривидовой, онтогенетический. Межвидовой уровень эволюции психики заключается в постепенном изменении психики от простых к более сложным формам по мере развития видов животных от первых рыб к земноводным, рептилиям, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, млекопитающим и человеку. Это эволюция психики как явления жизни на Земле. Внутривидовой уровень эволюции психики состоит в постепенном изменении психики по мере развития человека или животного как вида. Человек как вид млекопитающих существует примерно 1 млн лет. За данный период его психика изменилась. Такие изменения составляют нашу внутривидовую эволюцию психики. Третий уровень эволюции психики — ее развитие в онтогенезе, т. Помимо эволюции психики для понимания ВПЯ важно иметь представление об эволюции конкретных психических процессов, свойств, состояний и образований. Свою эволюцию могут иметь все более или менее длительные конкретные психологические явления: стресс, конфликт, развитие профессионально важных качеств, мотивы, мышление и т. Кратко рассмотрим макроэволюцию психики — ее межвидовой уровень. Психика как явление жизни на Земле возникла, по приближенной оценке, примерно 500 млн лет назад. «Начиная с кембрия, т. И Вернадский, — мы видим, что от времени до времени, с большими промежутками … идет увеличение сложности и совершенства строения центральной нервной системы, центрального мозга». Первоначальный уровень психического отражения является бессознательным. Он представлен в основном инстинктами. Затем примерно 50 млн лет назад у высших животных появился новый, более совершенный уровень психического отражения — подсознание. Оно в основном представлено эмоциями. Сознание, свойственное человеку возникло примерно 500 тыс. Надсознание к нему мы относим психические образования, которые способен сформировать у себя человек в результате длительных, специальных, целенаправленных тренировок возникло примерно 5 тыс. Если представить время макроэволюции психики в виде отрезка длинною в 1 метр, то сознанию будет соответствовать отрезок длиной в 1 миллиметра. Время эволюции сознания в процессе развития жизни на Земле составляет примерно 0,1 % от времени эволюции бессознательного. Одним из важных выводов, вытекающих из вышесказанного, является то, что бессознательное и подсознание проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы в повседневной жизни человека гораздо более значительную роль, чем это может показаться. Сознание менее устойчиво к воздействию стрессовых факторов по сравнению с бессознательным и подсознанием. В ситуации опасности для жизни, конфликта, под воздействием алкоголя и т. В стрессовых ситуациях регулирующая роль бессознательного и подсознания в поведении и деятельности человека заметно возрастает по сравнению с обычными ситуациями. Но именно проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы стрессовые ситуации проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы для деятельности военнослужащего. В них не бессознательное проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы сознание, а наоборот, сознание адаптирует, если успевает и может, стереотипы поведения, заложенные в бессознательном, к особенностям конкретной обстановки. Таким образом, для военного психолога крайне важно стремиться максимально учесть бессознательные и подсознательные элементы психической деятельности военнослужащего при исследовании ВПЯ. Без такого учета дать сколь-нибудь действенные практические рекомендации по регуляции поведения и деятельности человека в стрессовых ситуациях вряд ли возможно. Кроме понимания основных тенденций в эволюции психики военному психологу необходимо хотя бы в общем представлять сравнительный характер эволюции орудий уничтожения оружия и боевой техники средств труда, самого человека и социального взаимодействия. Один из возможных вариантов такой сравнительной оценки представлен на рис. Военно-психологические исследования в широком смысле должны помочь обществу понять диалектику и основные перспективы взаимосвязи вооруженной борьбы как способа социального взаимодействия людей с использованием орудий уничтожения. Стремительное нарастание противоречия между чрезвычайно «эффективными» орудиями уничтожения и медленно улучшающимся человеком, а также характером социального взаимодействия людей таит в себе угрозу возможной гибели человечества. Во II втором веке н. Птолемей разработал геоцентрическую систему мира. Она проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы верной на протяжении примерно 1400 лет. В XVI веке Коперник создал гелиоцентрическую систему, доказав, что не Солнце вращается вокруг Земли, а наоборот, Земля вокруг Солнца. Затем в течение более двух столетий теория Коперника вытесняла теорию Птолемея. Многими и сегодня Земля воспринимается как центр Вселенной. Данный факт говорит о том, что смена научных парадигм даже в такой точной науке, как астрономия происходит достаточно медленно. Похожие процессы характерны и для психологии. Один из них связан с пониманием объекта психологического исследования. На протяжении столетий явления, изучаемые психологией, обозначались общим термином «душа», которая понималась как нематериальное, независимое от тела животворящее и познающее начало. Оценить то, что происходит в душе, можно было путем внутреннего наблюдения — интроспекции. С середины XIХ века в отечественной психологии начинает утверждаться материалистический подход к пониманию психических явления. С этого периода сфера влияния сторонников объективного метода в психологии постепенно расширяется на фоне постоянного осознанного или неосознанного, более или менее успешного противодействия сторонников субъективного метода. Публикация в 1863 году работы Сеченова «Рефлексы головного мозга» и книги Павлова «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности поведения животных» не решила проблему объекта психологии, а привела сначала к обострению, а затем к скрытой фазе борьбы между сторонниками данных подходов. В учебнике по психологии 1905 г. Челпанов писал: «Психические явления могут быть познаваемы только при помощи самонаблюдения». Еще более резко обозначал свою позицию профессор Петербургского университета В последующем, как отмечал в 1950 году Теплов, «… в советской психологии господствовал взгляд, согласно которому самонаблюдение является…одним из необходимых и важных методов психологии». После 1950 года регулярно публикуются учебники, монографии, статьи, в которых авторы осознанно или неосознанно пытаются объяснить психику из нее самой, не опираясь на материальные индикаторы психических явлений. По сути обыденные психологические знания выдаются за научные. Павлов в статье «Ответ физиолога психологам» писал: «Что же касается человека, разве не слышим мы и теперь о свободе воли, и не вкоренилось ли в массе умов убеждение, что в нас есть нечто, не подлежащее детерминации? Не будет большим грехом с моей стороны, если я допущу, что это убеждение живет и в части психологов, замаскированное утверждением своеобразности психических явлений, под которым чувствуется, несмотря на все научно-приличные оговорки, все тот же дуализм с анимизмом, непосредственно разделяемый еще массой думающих людей, не говоря о верующих». Итак, через 135 лет после однозначной формулировки Сеченова, раскрывающей объект психологии, еще раз зададим себе вопрос, что же должна изучать наша наука? Объект психологии триедин и включает: во-первых, ту часть материального мира, которая непосредственно и опосредованно влияет на психику; во-вторых, те изменения в материальном мире, которые непосредственно и опосредованно являются следствием психической активности; в-третьих, собственно психические явления, объясняемые сначала как следствие, а затем как причина фиксируемых материальных индикаторов, показателей, критериев оценки психики см. Приведем несколько мыслей Теплова, высказанных им в 1950 году, предлагая читателю самому оценить их злободневность. «…Было бы неправильно отождествлять предмет психологии с понятием субъективное. Субъективное как таковоевзятое само по себе, не может быть предметом никакой науки. Таким образом, если военный психолог, описывая результаты ВПИ, не показывает объективные источники предлагаемых читателю знаний, это может означать, что данные знания получены психологом «из воздуха», представляют собой не более чем «испарения мозга» автора имеют соответствующую ценность. Действительно научные, а, следовательно, действительно ценные, соответствующие реальности военно-психологические знания не могут быть получены иначе как через фиксацию с помощью научных методов объективных предпосылок возникновения психических явлений в условиях воинской жизнедеятельности, а также оценки опять же объективных следствий этих явлений и описания объяснения на этой объективной основе субъективных процессов, происходящих в психике военнослужащего и психологии воинского коллектива. Психика — это свернутая вселенная. Система военно психологических явлений, возникающих в условиях воинской жизнедеятельности, настолько многообразна, что попытка изучить все неизбежно приведет к тому, что основательно не будет изучено ничего. Существенной характеристикой проблемы определения предметной области военной психологии является также то, что количество важных для развития науки задач очень велико, а количество военных психологов, имеющих необходимую подготовку, очень мало. В такой ситуации значительную опасность представляет естественное «распыление» научных сил, которое неизбежно, если не определено направление «главного удара» военно-психологических исследований. Очень важно правильно очертить тот круг военно-психологических явлений, который можно было бы реально достаточно глубоко изучить, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы тем самым содержательно-психологическое лицо военной психологии. В интересах решения данной проблемы ценными представляются замечания Ярошевского относительно системообразующего фактора и единицы анализа научной деятельности. «Консолидирующим началом деятельности научно-социальных объединений, — отмечал он, — проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы соответственно природе науки определенные познавательные предметно-логические структуры и факторы». В качестве системной единицы анализа научной деятельности Ярошевский предлагает выделить исследовательскую программу, которая «… включает взаимодействующие и нераздельные компоненты проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы предметно-логический, социально-научный и личностно-психологический». Мы полагаем, что в качестве предметно-логического компонента ВПИ можно предложить «трудную ситуацию». Такие ситуации типичны для жизнедеятельности военнослужащего и воинского коллектива и прежде всего для боевой деятельности, они и отличают воинскую от других видов деятельности. Именно общая теория трудных ситуаций могла бы стать содержательно-психологическим ядром военной психологии, сформировать «лицо» последней, явиться заметным вкладом военных психологов в развитие отечественной и мировой психологической науки. Ситуация представляет собой единицу анализа психики имеет определенные пространственно-временные границы, а также систему содержательных характеристик. Трудная ситуация — такая значимая для человека ситуация, в которой его субъективная оценка своих возможностей по достижению поставленных целей показывает их недостаточность и это вызывает психическую напряженность. Можно предложить следующую классификацию трудных ситуаций, составляющих содержательно-психологическое ядро военно-психологических исследований. Трудные ситуации в воинской деятельности в наибольшей степени изучены в военной психологии по сравнению с другими типами трудных ситуаций. Однако в проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы концептуальной разобщенности проведенных исследований единой теории трудной ситуации деятельности в военной психологии пока нет. Трудные ситуации возникают при выполнении сложных задач воинской деятельности и ставят перед военной психологией проблемы, связанные с профессиональной и психологической подготовкой военнослужащих, принятием решений, стрессом, индивидуально-психологическими особенностями воинов, влияющими на эффективность их деятельности в разнообразных трудных ситуациях, и целый ряд других. Внутриличностные трудные ситуации вызваны исполнением трудновыполнимых приказов, боевым применением оружия против человека, преодолением перегрузок, вызываемых воинской службой, разнообразными психическими травмами, их преодолением и др. Помощь военнослужащим в разрешении интрапсихических трудных ситуаций может быть оказана средствами психотерапии, психологической подготовки, различными видами психологической помощи. Разнообразные конфликты представляют типичное социально-психологическое явление, возникающее в воинских коллективах и группах военнослужащих. Их исследование, поиск путей их предупреждения и разрешения составляет одно из приоритетных направлений в ВПИ. Таким образом, предложенное выше концептуальное ядро военно-психологических исследований, системообразующим фактором которого выступает трудная ситуация, охватывает все основные проблемы психологии: личность, деятельность и коллектив. Систематизация военно-психологических исследований в целях разработки общей теории трудных ситуаций и связанных с этим проблем несомненно будет способствовать повышению результативности ВПИ, авторитетности военных психологов в отечественной психологии. Данная проблема отражает реализацию военными психологами важнейшего принципа психологии — принципа единства теории, эксперимента и практики, значение которого показано Этот принцип кратко сформулирован Платоновым: «… Эксперимент, обосновываясь теорией, ее проверяет и уточняет и, вместе с ней проверяясь практикой как высшим критерием истины, служит ей, улучшая ее». Нарушение оптимального соотношения и логики взаимовлияния теории, эксперимента и практики в процессе военно-психологических исследований приводит к заметному уменьшению результативности работы психолога, превращению ее в имитационную деятельность. Исследование любого военно-психологического явления с проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы зрения соотношения его теоретического и эмпирического компонентов может быть построено в соответствии с двумя стратегиями см. К сожалению, трудоемкость исследований, проводимых в соответствии со стратегией 2, во много раз больше, чем тех, в основе которых лежит стратегия 1. Очевидно, что практическая ценность теоретических обобщений и рекомендаций, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы на солидной эмпирической базе, обычно заметно выше, чем ценность выводов, сделаных только из личного опыта исследователя, дополненного небольшим количеством других эмпирических данных, а так же информацией, почерпнутой из нескольких десятков книг и статей, посвященных исследуемому военно-психологическому явлению. Развивать понятия, строить сложные теоретические конструкции, организовывать мысленные эксперименты, неспешно путешествовать по просторам своей психики, задумчиво бродить по многочисленным извилинам коры головного мозга конечно гораздо легче, чем проводить эмпирические исследования. Поэтому объективно теоретический компонент в ВПИ имеет тенденции к «разбуханию», доминированию над экспериментом и практикой. Для оправдания этого «теоретики» могут предлагать много вполне убедительных аргументов. Однако в основе этих аргументов в пользу «чистой теории» лежит вполне естественное для любого человека стремление минимизировать усилия по достижению цели. Военному психологу важно уметь противостоять этим неосознанным стремлениям. Важной проблемой ВПИ является логика взаимосвязи теории, эксперимента и практики в процессе изучения военно-психологических явлений. Шведина, военная психология будет развиваться более динамично, если проводить исследования следующим образом см. На каждом из трех уровней развития описательном, объяснительном, управленческом военная психология прибегает к построению содержательных моделей трех типов, а именно: теоретических концептуальных — КМ; процедурных методы науки — ПМ; эмпирических — ЭМ. Модели всех трех типов должны быть связаны между собой самым тесным образом. Практически невозможно строить концептуальные модели без эмпирических. Однако в военной психологии, даже в некоторых диссертационных исследованиях проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы в большей степени имеем только теоретические обобщения и выводы, а сама эмпирическая база, на основе которой они получены, обнажается или частично, или вообще не показывается. Одной из наиболее сложных и важных методических проблем создания хорошей эмпирической базы ВПИ является проблем выбора единицы анализа ВПЯ. Успешность изучения ВПЯ существенно зависит от того, насколько системно удастся «вычленить» явление в целом или его структурный либо функциональный компонент из жизнедеятельности военнослужащего, воинского коллектива. В военной психологии при изучении деятельности проблема выбора единицы анализа ВПЯ проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы относительно целостно проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы поставлена и решена Суть его рассуждений кратко сводится к следующему. В качестве единиц анализа Рубинштейн В последнее время появились работы, в которых в проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы единиц анализа деятельности предлагаются целостный акт деятельности и структурно-функциональная единица системного анализа. Единица анализа всегда системна. Выступая как интегральное синтетическое понятие, она именно вследствие этого позволяет описывать анализировать деятельность более конкретно действенно — с определенными последствиями для практикичем проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы можно добиться даже при самом детальном компонентном одностороннем анализе. Критерием правильности выбора единицы анализа является то, насколько она позволяет выявлять целостные свойства объекта — его структуру, динамику развития, свойства. В качестве единицы анализа деятельности Швединым Это наименьшая, неделимая деление на элементы приводит к исчезновению деятельности как таковойсистемно организованная часть проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, в которой проявляются все ее основные элементы подсистемы в целостной непосредственной связи и взаимодействии. Ситуация — целостная часть деятельности, осуществляющая от начала до конца решение задачи в конкретных проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, то есть за определенное время. Конфликтная ситуация, выбранная одним из авторов учебного пособия в качестве единицы анализа конфликтного взаимодействия военнослужащих, позволила получить ценные результаты, которых другими способами добиться было бы невозможно. Мы полагаем, что ситуация может быть успешно использована при исследовании многих военно-психологических явлений. Формирование банка ситуаций позволяет получить статистические данные, которые дают возможность выявить, во-первых, достоверные, во-вторых, типичные закономерности и особенности изучаемых ВПЯ. Кроме ситуации при разработке программы военно-психологического исследования могут выбираться и другие единицы анализа. Важно, чтобы они целостно представляли рассматриваемое явление, позволяли осуществлять его системный анализ, включали в себя объективные предпосылки и объективные последствия психической активности военнослужащего, давали возможность оценить его личностные характеристики, влияющие на проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы явления. Отсутствие обоснованных единиц анализа исследуемых военно-психологических явлений одна из типичных причин неудачных ВПИ. Оценивая роль метода в успешности изучения любой проблемы, выдающийся русский исследователь-экспериментатор Павлов писал: «Метод — самая первая основная вещь. От метода, от способа действия зависит вся серьезность исследования. При хорошем методе и не очень талантливый человек может сделать много. А при плохом методе и гениальный человек будет работать впустую, не получит ценных, точных знаний». Военно-психологические явления не могут быть изучены непосредственно, поскольку они не материальны, а идеальны. Их закономерности мы можем познать, изучая либо объективные, а следовательно, фиксируемые предпосылки их возникновения, либо те изменения в материальном мире, которые есть следствие ВПЯ. Наиболее существенными из них выступают результаты деятельности и поведения военнослужащего или воинского коллектива. Много важной информации о ВПЯ можно получить, изучая сам процесс деятельности и поведения воина. Поэтому оценка процесса и результатов деятельности и поведения военнослужащего или воинского коллектива является мощным методом ВПИ. То, что они собой представляют, совпадает, следовательно, с их производством — совпадает как с тем, что они производят, так и с тем как они производят». Анализируя результаты деятельности, а также сам процесс достижения этих результатов, способы деятельности, мы можем получать достаточно достоверную информацию о многих явлениях психики воина и психологии воинского коллектива. О человеке судят не по тому, что он сам о себе говорит или думает, а по делам его. Несмотря на очевидную важность данного метода, практически он пока еще не разработан. Можно назвать несколько причин такого положения дел. Во-первых, к ним относится зависимость качественных и количественных характеристик результатов деятельности не только от многих субъективных, но и от большого числа объективных факторов. В силу этого трудно определить, какие именно факторы оказали определяющее влияние на достижение конкретных результатов деятельности. Во-вторых, недостаточно изучены взаимосвязи тех или иных характеристик результатов деятельности с конкретными особенностями психики воинов и психологии воинского коллектива. Поэтому даже если установлена зависимость результатов деятельности от субъективных факторов, то не всегда можно однозначно сказать, какие именно психические явления стали причиной таких результатов, каковы их особенности. В-третьих, анализ результатов проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы обычно применяется в комплексе с другими методами психологии или даже производится посредством использования других методов, например, анализа документов, наблюдения. В этом случае создается видимость подчиненности данного метода, его несамостоятельности. Какова же общая характеристика данного метода? Анализ результатов деятельности — метод ВПИ, содержание которого состоит в оценке конечных и промежуточных результатов деятельности, а также способов ее выполнения в интересах выявления психологических особенностей воинов и воинских коллективов, выполнивших данную деятельность. Анализ результатов деятельности может дополняться анализом поведения воинов, то есть оценкой их поступков. В наиболее общем виде метод включает анализ результатов и процесса деятельности и поведения воинов, воинских коллективов. Результаты деятельности могут быть конечными и промежуточными, главными и второстепенными, оцениваться непосредственно и опосредованно. Опосредованный анализ результатов деятельности осуществляется по документам и путем опроса. Прежде чем анализировать результаты и процесс деятельности, необходимо установить систему показателей, ее характеризующих. Их определение позволяет более объективно оценивать качество выполненной работы, дифференцированно устанавливать взаимосвязь результатов с особенностями психики. Деятельность чаще всего оценивается по системе показателей, связанных с продуктами труда. Такая оценка представляется неполной, поскольку человек так же, как и коллектив, характеризуется не только тем, что он производит, но и тем, как он производит. Поэтому представление о качестве деятельности будет более полным, если в нем будут учтены не только характеристики продуктов деятельности, но проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы затраты на их производство, а также особенности самого процесса деятельности. Продукты деятельности, то есть то, что произведено, и затраты на производство данного продукта являются результатами деятельности. Обобщающей характеристикой результатов деятельности выступает ее эффективность. Под эффективностью понимается отношение продуктивности к сумме материальных, временных, психофизиологических и других затрат, потребовавшихся для производства данного продукта. Продуктивность деятельности имеет систему количественных и качественных характеристик. Число характеристик, оптимальное значение каждой из них определяются спецификой продукта. Процесс и способы выполнения деятельности также имеют систему своих показателей, которые позволяют в наиболее общем виде оценить качество деятельности. Продуктивность работы является одной из двух основных составляющих эффективности деятельности см. Производительность труда также нельзя отождествлять с эффективностью деятельности, отнесенной только к временным затратам. Понятие «качество деятельности» представляет наиболее общую характеристику деятельности и включает в себя рассмотренные показатели. Действенность применения метода анализа результатов деятельности зависит от выполнения ряда требований. Во-первых, психолог должен ясно представлять, какие именно результаты деятельности он изучает: конечные или промежуточные, главные или второстепенные, типичные для данного воина или случайные. Во-вторых, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы определить, какие характеристики результатов деятельности обеспечены за счет действия субъективных факторов, а какие — за счет объективных. В-третьих, достоверность полученной информации будет выше, если анализ результатов деятельности осуществляется неоднократно или для различных видов деятельности. В-четвертых, ценность и достоверность получаемых данных будет тем больше, чем лучше сам руководитель знает ту деятельность, результаты которой он анализирует. В-пятых, данный метод предпочтительнее использовать не изолированно, а в комплексе с другими методами психологии. Как и любой метод психологии, анализ результатов деятельности имеет свои достоинства и недостатки. Достоинства метода заключаются в том, что информация, получаемая с его помощью, как правило, более объективна; проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы позволяет в целом и в деталях судить о наиболее важных сторонах личности воина; результаты деятельности обычно имеют ряд определенных количественных и качественных характеристик, что дает возможность их сравнивать; результаты деятельности материальны, к ним можно обращаться неоднократно, их информативность обычно незначительно изменяется во времени. Однако, анализируя результаты деятельности, трудно определить характер воздействия на них именно субъективных факторов, установить, какие именно особенности психических проявлений повлияли на достижение данных результатов. Эффективность применения метода в значительной степени зависит от подготовленности и опыта психолога. Среди множества результатов деятельности из-за маскирующего эффекта различных форм имитации трудно выявить и оценить конечные и основные результаты деятельности. Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы применения метода ограничена по сравнению с другими методами в силу того, что на сегодняшний день он практически не разработан. Таким образом, анализ результатов и процесса деятельности и поведения воинов и воинских коллективов потенциально является чрезвычайно мощным методом психологии. Он позволяет достаточно глубоко и объективно оценивать особенности психики воина, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы всего его направленность, психические образования, психические познавательные процессы, психологическую устойчивость. Анализируя результаты коллективной деятельности, можно оценить стиль руководства коллективом, его слаженность, характер межличностных взаимоотношений и другие проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы явления. Разработка этого метода в настоящее время является одной из важнейших проблем, решение которой будет способствовать повышению результативности ВПИ. Именно в результатах деятельности и поведения человека проявляется его бессознательное и подсознание, которые трудно исследовать с помощью тестов, изучения документов, опросов и т. Сложность военно-психологических явлений с необходимостью требует использования системного подхода в интересах их исследования. На основе системного анализа могут быть разработаны системы понятий, описывающих ВПЯ. Принцип системного подхода предполагает: рассмотрение изучаемого явления как системы, то есть как отграниченного множества взаимодействующих элементов; определение состава, структуры, организации элементов и частей системы, обнаружение ведущих взаимодействий между ними; выявление внешних связей системы, выделение из них главных; определение функций системы и ее роли среди других систем; обнаружение на этой основе закономерностей и тенденций развития системы. Анализируя военно-психологические явления, необходимо рассматривать их как сложно организованные объекты, состоящие из подсистем и входящие, в свою очередь, в качестве подсистем в системы более высокого уровня. Важно выявлять все многообразие элементов, входящих в структуру ВПЯ, все связи между ними, а также взаимоотношения изучаемого военно-психологического явления с внешними по отношению к нему явлениями. Принцип системного подхода ориентирует психолога в методологии поиска причин позитивных или негативных тенденций в развитии того или иного военно-психологического явления. Если не в одном, а в нескольких элементах системы появились схожие положительные или отрицательные моменты, то причины прежде всего следует искать не в этих элементах, а в самой системе. Известно четыре вида системного анализа, которые можно использовать в ВПИ: системно-структурный, системно-функциональный, системно-генетический и системно-информационный см. С учетом вышесказанного можно предложить вариант понятийной схемы системного описания ВПЯ. Она включает следующие одиннадцать групп понятий: сущность ВПЯ; его классификация; структура; функции; генезис; эволюция; динамика; системно-информационное описание ВПЯ; диагностика; управление; проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы ВПЯ см. Данная схема уже была успешно апробирована при описании конфликта. В сокращенном варианте понятийная схема описания конфликта может выглядеть следующим образом. Представляется, что проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы конфликта заключается не столько в возникновении противоречия, столкновении интересов, сколько в способе разрешения создавшегося противоречия, в противодействии субъектов социального взаимодействия. Всевозможные социальные противоречия возникают везде и всегда, но только их незначительная часть разрешается путем конфликтов. Интересы и взгляды также сталкиваются довольно часто. Однако сущность конфликта «шире» этого столкновения: она в противодействии субъектов конфликта в целом. Таким образом, под конфликтом мы понимаем наиболее острый способ разрешения значимых противоречий, возникающих в процессе социального взаимодействия, заключающийся в противодействии субъектов конфликта и обычно сопровождающийся негативными эмоциями и чувствами. Если субъекты конфликта противодействуют, но не испытывают при этом негативных эмоций например, в процессе дискуссии, спортивного единоборства или, наоборот, испытывают, но внешне не проявляют их, не противодействуют друг другу, то такие ситуации являются предконфликтными. Конфликты можно классифицировать по разным основаниям. Например, в общественном транспорте конфликт может быть коротким, длящимся несколько минут. Столетняя же война между Англией и Францией длилась 116 лет. Если в качестве основания выбрать особенности сторон, участвующих в конфликте, то можно предложить следующий вариант классификации: социальные конфликты: межличностные, между личностью и группой, между малыми, средними и большими социальными группами, межгосударственные; внутриличностные конфликты: борьба двух позитивных или двух негативных тенденций, борьба позитивной и негативной тенденций в психике одного субъекта; проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы интрапсихические и между животными территориальные, иерархические, ресурсные, борьба за обладание особью противоположного пола и др. Эволюция конфликта является важнейшей проблемой, хотя ни одной из наук изучающих конфликт она пока не рассматривается. Эволюция конфликта представляет собой его постепенное, непрерывное развитие от простых к более сложным формам, и может рассматриваться на трех уровнях: межвидовом, внутривидовом и онтогенетическом. Не исключено, что конфликт как способ социального взаимодействия не претерпевал пока принципиального совершенствования ни по мере эволюции видов животных, ни по мере развития отдельных видов, в т. Отсюда возможно, что конфликт не имеет прогрессивной эволюции, а имеет лишь историю развития. Генезис конфликта — описание зарождения и последующего процесса развития конфликта как результата действия определенной системы причин и факторов развития. Причины социальных конфликтов можно объединить в три группы: объективные, организационно-управленческие и субъективные. Структура конфликта — совокупность устойчивых элементов конфликта, динамически взаимосвязанных и организующих конфликт в целостную систему проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы процесс. Имеет объективный и субъективный уровни, противопоставление которых неправомерно. На объективном уровне основными элементами структуры конфликта являются основные факторы макроситуации физической и социальной средыопосредованно влияющие на конфликт; основные факторы физической и социальной среды, непосредственно влияющие на конфликт; второстепенные участники конфликта; основные участники конфликта; объект и предмет конфликта и др. К основным субъективным элементам структуры конфликта можно отнести: психические модели конфликта, имеющиеся у его участников, их актуальные психические состояния; динамические составляющие их индивидуально-психологических особенностей и др. Функции конфликта — воздействие конфликта или его результатов на оппонентов, их отношения и на социальную и материальную среду. По направленности проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы выделяют деструктивные и конструктивные функции конфликта. В зависимости от сферы влияния можно выделить следующие основные функции конфликта: воздействие на психические состояния и, как следствие, на здоровье участников; воздействие на взаимоотношения оппонентов; на качество их индивидуальной деятельности; на социально — психологический климат группы, проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы которой развивался конфликт; на качество совместной деятельности членов группы. Информация в конфликте — пока практически не разработанная, но в будущем обширная группа понятий, описывающая процесс и результаты системно — информационного анализа конфликта. Характеризует основные информационные потокипрежде всего связанные с формированием информационных моделей конфликта у его участников их информационным взаимодействием в процессе развития конфликта. Динамика конфликта включает три этапа, каждый из которых состоит из нескольких фаз. Первый этап — развитие проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы ситуации — включает четыре фазы: возникновение объективной проблемной ситуации социального взаимодействия; ее осознание субъектами конфликта; попытки разрешить ее неконфликтными способами; возникновение предконфликтной ситуации начало противодействия или появление негативных эмоций у оппонентов по отношению друг к другу. Второй этап — развитие собственно конфликта — также включает четыре фазы: инцидент — переход предконфликтной ситуации в открытый конфликт; конфликтное взаимодействие; попытки завершить конфликт; завершение конфликта. Третий этап — развитие послеконфликтной ситуации — включает две фазы: частичная нормализация взаимодействия участников конфликта после его разрешения; полная нормализация взаимодействия участников конфликта. Диагностика исследование конфликта — группа понятий, описывающих деятельность по определению сущности и особенностей конфликта на основе его изучения, а также систему принципов, методов и методик исследования конфликтов. Учет пяти принципов повышает результативность работы конфликтолога: междисциплинарный, системный системно-структурный, системно-генетический, системно-функциональный, системно-информационный ; личностно-социально-деятельностный Барабанщиков В интересах диагностики конфликтов используют наблюдение, опрос, беседу, модульную методику комплексной оценки взаимоотношений и выявления конфликтов в группе Анцупов Томаса, Лири, Басса-Дарки, Q-сортировку и др. При исследовании межличностных конфликтов хорошо зарекомендовал себя системно-ситуационный метод ретроспективного анализа реальных конфликтов Анцупов Предупреждение конфликта — в широком смысле — такая организация жизнедеятельности субъектов социального взаимодействия, которая сводит к минимуму вероятность возникновения конфликтов между ними; в узком смысле — деятельность субъектов взаимодействия, а также третьих лиц по устранению причин назревающего конфликта, разрешению обостряющегося противоречия неконфликтными способами. В основе предупреждения лежит устранение или блокирование объективных, организационно-управленческих и субъективных причин конфликтов. Завершение конфликта — одна из наиболее значимых фаз в динамике конфликта, заключающаяся в его прекращении по любым причинам. Основные формы завершения конфликтов: разрешение противоречия, являющегося основой конфликта; урегулирование; затухание; перерастание в другой конфликт; устранение конфликта. Конфликт может завершиться благодаря усилиям его участников или вмешательству третьей стороны. ВПЯ может считаться системно описанным, если по каждому из названных 11 его характеристик разработана группа понятий и категорий, достаточно полно раскрывающая данную его сторону. В процессе военно-психологического исследования военный психолог должен стремиться разработать максимально полную понятийную схему системного описания интересующего его ВПЯ. Важно помнить, что понятийные схемы описания всегда выступают не более чем упрощенной моделью военно-психологического явления. Если обнаруживается несоответствие между реальностью и понятиями, описывающими данную реальность, то понятия, приводятся в соответствие с реальностью, а не наоборот. Типичной ошибкой допускаемой военным психологом при выборе ВПИ является то, что сначала нередко определяется тема диссертации, диплома, курсовой работы, а уже на этой основе формулируется проблема исследования. Такой выбор проблемы имеет далеко идущие негативные последствия. Ломова, системообразующим фактором деятельности является вектор «мотив-цель». Если военным психологом движет желание, выступающее мотивом деятельности, получить диплом кандидата наук, профессионального психолога или высокую оценку, то целью деятельности становится написание и успешная защита соответствующей квалифицированной работы. Деятельность, разворачивающаяся на основе такого вектора как статус — диссертация похожа на научно-исследовательскую, но часто не является таковой по сути. Если психолог пишет диссертацию, то он выбирает «диссертабельную» тему. «Диссертабельность» оценивается по тому, насколько успешно можно пройти обсуждение темы, а затем текста работы с учетом профессиональных деформаций ученых, составляющих коллектив кафедры, диссертационного совета, оппонентов, оценивающих диссертацию. «Диссертабельная» тема обычно связана с проблемой, уже достаточно разработанной, но не полностью исчерпанной, она не должна открывать нового направления, быть как можно менее противоречивой, не требовать больших затрат труда и т. Настоящие ученые диссертации не пишут. Они определяют жизненные проблемы, которые в данный момент являются важными для Вооруженных Сил интересными для самих ученых. На основе этих жизненных проблем затем формулируются научные проблемы, которые исследуются. Защита диссертации, диплома является лишь одним из результатов исследования проблемы, не всегда главным. Основными результатами ВПИ выступают новые знания, на основе которых можно успешнее решать важные жизненные проблемы воинской жизнедеятельности, а также развитие личности исследователя в процессе научно-исследовательской работы. Важнейшим фактором развития личности военного психолога выступает его деятельность, поэтому проведение имитационной исследовательской работы является не таким безобидным занятием, каким она кажется на первый взгляд. Годы, потраченные на решение оторванных от жизни проблем, безусловно, оказывают явное, хотя может быть и не осознаваемое, негативное влияние на самое дорогое, что есть у военного проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, — его личность. Проблема исследования достаточно объективно характеризует мотивы исследователя. «Назови мне тему твоей диссертации, дипломной работы, и я скажу, кто ты», — так можно перефразировать известное изречение. И это действительно так. Какие рекомендации можно учесть на основе опыта уже проведенных ВПИ? Во-первых, нужно выбирать не проблему «под диссертацию», а формулировать тему диссертации на основе проблемы. Сначала выбирается, обсуждается, обосновывается проблема исследования, принимается решение, о том что ею стоит заняться. Затем формулируется несколько тем диссертаций, каждая из которых обычно составляет часть проблемы. Далее, путем консультаций с экспертами из нескольких тем выбирается наилучшая. Во-вторых, выбирается значимая для практики проблема. При исследовании проблемы, важность которой для многих очевидна, легче получить помощь различных должностных лиц. Это, с учетом эмпирической направленности исследования, немаловажно. В-третьих, выбирается проблема, которую можно с достаточной глубиной изучить при наличии ограниченных проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, средств, времени. Например, по проблеме «Психологическое обеспечение армейской оборонительной операции» можно написать средненькое учебное пособие, но никогда — хорошую диссертацию. Проблем, связанных с психологическим обеспечением операции такого масштаба столько, что для их исследования научному институту необходимы годы работы. Кроме того, в реальности последняя армейская оборонительная операция проводилась в нашей армии более 50 лет назад и в ближайшее время такие операции не предвидятся. В-четвертых, не всегда в качестве научных могут выступать проблемы, сформулированные в руководящих документах или соответствующие требованиям, предъявляемым к формулировкам в оглавлении учебника. В-пятых, проблема должна максимально аккумулировать личный опыт службы и жизни конкретного исследователя. Жизненный и служебный опыт во многом словесно не выражается, а из того, что можно в принципе рассказать, многое не рассказывается. Поэтому легче всего понять реальную суть того ВПЯ, которое исследователь ближе всего знает на уровне здравого смысла. Другими словами, психологу, проходящему службу во внутренних войсках, не стоит брать проблему, связанную с психологическими особенностями выполнения задач боевой службы офицерами атомной подлодки. И проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, моряку-психологу трудно исследовать проблемы деятельности офицеров внутренних войск. В-шестых, в проблеме безусловно должны быть учтены личный научный интерес и способности исследователя. Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы, обладающий проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы аналитическими способностями, но не организатор, не должен проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы проблему, исследование которой требует больших организационных усилий. Проблема выбирается «под себя», а нас лучше нас самих никто не знает. Например, психологу, имеющему инженерное, командное или медицинское образование лучше взять проблему, при решении которой могли бы быть использованы полученные им специальные знания. В-седьмых, проблема должна быть связана с таким военно-психологическим явлением, с которым психолог мог бы свободно непосредственно контактировать. Например, трудно изучить национально-психологические особенности офицерского состава аргентинской армии не имея возможности выехать в Аргентину. Анализируя литературу по данной проблеме, мы скорее изучаем не сами национально-психологические особенности, а мнения авторов об этих особенностях. Это далеко не одно и то же. В-восьмых, должны существовать методы эмпирического исследования интересующего психолога ВПЯ или он должен быть уверен в том, что сам такие методы может быстро разработать. Например, заманчиво исследовать проблему бессознательной мотивации боевой деятельности офицера, но хороших методов для ее изучения пока нет. Поэтому данная тема может быть разработана через несколько десятилетий, после создания надежных методик оценки неосознаваемых компонентов мотивации деятельности. Военная психология находится сегодня в сложной, необычной, критической ситуации. Такая ситуация является следствием множества причин. Прежде всего, она вызвана огромной сложностью и нестандартностью ситуации в России и ее Вооруженных Силах. Трудно однозначно сказать как должна измениться военная психология в условиях глубочайших и радикальнейших изменений, происходящих в стране и армии. Однако можно уверенно утверждать, что если военные психологи будут работать так же, как до 1985 года, так как будто ничего принципиально не изменилось, это будет ошибкой, которая может привести к весьма тяжелым последствиям для нашей науки. Мощным фактором, усложняющим ситуацию, является резкое количественное увеличение преподаваемых в ВВУЗах военно-психологических знаний. Если в 1985 году психология преподавалась на педагогическом факультете в объеме менее 350 часов, то в 1998 году на психологическом факультете предполагается начать обучение по программе, рассчитанной на 3500 часов учебных занятий. Такой количественный рост не может не иметь качественных последствий. Собственно военно-психологические знания будут составлять примерно 10-15% от всего объема учебных курсов по психологии. Кроме того, резкое увеличение количества часов и дисциплин может вызвать, если не принять соответствующие меры, такое же резкое снижение качества преподавания. Эти и другие причины вызывают настоятельную необходимость осмысления и систематизации уже накопленных военно-психологических знаний, выявления основных тенденций и ближайших перспектив развития военно-психологической науки. Основным источником военно-психологических знаний являются результаты проведения военно-психологических исследований, поэтому анализ методологических проблем представляет собой важнейшее условие успешного решения тех сложных задач, которые стоят сегодня перед военной психологией. Естественно, в небольшом пособии невозможно раскрыть все проблемы методологии проведения военно-психологических исследований. Нашей целью было привлечь внимание военных психологов к важнейшим проблемам развития военной психологии в современных условиях, сформулировать некоторые из методологических проблем военно-психологических исследований и предложить варианты их решения. Работа по осмыслению методологических, теоретических и методических проблем военной психологии, поиску путей ускорения развития нашей науки, повышению ее роли в жизнедеятельности Вооруженных Сил, безусловно, должна быть продолжена. СПИСОК ДИССЕРТАЦИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ ВОЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ 1942 г. Страх и его преодоление: Дис. Психология смелости и страха в связи с проблемой характера опыт изучения воина-фронтовика 1941-1945 г. Психология подготовительных упражнений при обучении стрельбе из винтовки: Дис. Процессы мышления при решении тактических задач: Дис. Психологический анализ процесса чтения топографической карты: Дис. Воспитание волевых качеств решительности и смелости у советских воинов средствами физической подготовки: Дис. Психология формирования волевого действия: Дис. Военные идеалы суворовцев старших классов: Дис. Влияние занятий спортивными играми на воспитание быстроты двигательных реакций: Дис. О действии гипокемии на умственную работоспособность летного состава: Дис. Психологический анализ подвига советского воина: Дис. Психология процесса формирования навыка стрельбы из пистолета и револьвера: Дис. О характерных психологических особенностях подвига советского воина: Дис. Психология смелости и страха в связи с проблемой характера: Дис. Вопросы экспертизы и профилактики психогенных состояний у летчиков: Дис. Развитие понятий честности и правдивости у суворовцев старших классов: Дис. Роль наблюдения и наблюдательности в процессе решения тактических задач: Дис. Реакционная сущность современной американской военной психологии: Дис. Формирование умений и навыков стрельбы из автомата на ходу: Дис. Психологические особенности специального дешифрования аэроснимков экспериментальное исследование : Дис. Влияние физических упражнений и спорта на работоспособность при умственном труде: Дис. Исследование влияния физических нагрузок на некоторые стороны умственной работоспособности военнослужащих: Дис. Развитие мышления у курсантов военных училищ на тактических занятиях: Дис. Формирование взаимоотношений в воинском коллективе взвод, рота на основе требований воинских уставов: Дис. К вопросу об эмоциональной устойчивости курсантов-летчиков и возможности её совершенствования с применением средств физической подготовки: Дис. Формирование коммунистического мировоззрения у советских воинов: Дис. Формирование общественно полезных интересов у советских воинов: Дис. Психологические особенности формирования мастерства оператора радиолокационной станции: Дис. Индивидуальный подход в воспитании советских воинов: Дис. Формирование командирских качеств у курсантов военных училищ: Дис. Революция в военном деле и формирование тактического мышления командиров подразделений по опыту сухопутных войск : Дис. Психологическая война империалистических государств против стран социализма и пути борьбы с подрывной пропагандой противника: Дис. Психологическая подготовка личного состава ракетных подводных лодок к боевой деятельности: Дис. Психологические основы предупреждения нарушений воинской дисциплины: Дис. Волевые качества их воспитание у курсантов высших военно-морских училищ: Дис. Психологическая подготовка личного состава как один из факторов предотвращения летных происшествий: Дис. Формирование марксистско-ленинских убеждений у курсантов Чехословацкой Народной Армии: Дис. Формирование военно-профессиональной направленности воинской деятельности: Дис. Психологические основы формирования боевой активности у советских воинов: Дис. Психологические состояния пограничников при выполнении боевого приказа по охране Государственной границы СССР: Дис. Психологический анализ боевой деятельности советских воинов: Дис. Воспитание у офицеров-подводников высокой ответственности за поддержание на лодке постоянной боевой готовности: Дис. Влияние национально-психологических особенностей населения ФРГ на морально-боевые качества личного состава бундесвера: Дис. Психолого-педагогические основы формирования пропагандистского мастерства офицера-политработника: Дис. Современная буржуазная военная психология: Дис. Экспериментальное исследование влияния количественных характеристик деятельности человека-оператора на точность ручного управления подвижным объектом на примере системы «летчик-самолет» : Дис. Психологическая подготовка воинов-танкистов к форсированию рек под водой: Дис. Психологические основы организации жизни и боевой деятельности личного состава на пограничной заставе: Дис. Нравственные идеалы советских воинов, их изучение и формирование в процессе воинской службы социально-психологическое исследование : Дис. Психологические проблемы подготовки советских воинов к современной войне: Дис. Исследование факторной структуры системы профессионального обучения в авиации: Дис. Психологический анализ нарушений воинской дисциплины: Дис. Психологические основы формирования коллектива подводной лодки: Дис. Психологическая подготовка офицеров дежурных смен командных пунктов частей ракетных войск к несению боевого дежурства: Дис. Разработка и практическое применение метода экспериментального применения надежности деятельности операторов систем вооружения и военной техники: Дис. Прогнозирование способностей к летной деятельности к проблеме психологического отбора летчиков Военно-Воздушных Сил : Дис. Алгоритмический анализ деятельности и формирование тренировочных задач для операторов корабельных систем управления: Дис. Психология формирования умений и навыков у воинов танкистов: Дис. Психологические вопросы моделирования деятельности летчика-истребителя на современных тренажерах: Дис. Исследование некоторых возможностей повышения эффективности военно-профессионального психологического отбора: Дис. Психологические проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы специальной подготовки молодых солдат в войсковом приемнике: Дис. Социально-психологические проблемы формирования первичного коллектива: Дис. Методологические проблемы профессионального психологического отбора военнослужащих: Дис. Исследование психологической структуры основных компонентов деятельности военного инженера АСУ и разработка условий повышения эффективности его подготовки: Дис. Разработка системы психологического отбора операторов комплексов оперативно-тактических ракет: Дис. Психологические особенности специальной подготовки молодых солдат ракетных частей: Дис. Исследование путей объективации оценок управляющих действий летчика при выполнении посадки самолета в процессе летного обучения: Дис. Влияние взаимоотношений номеров расчета РЛС на качество боевого дежурства: Дис. Особенности зрительной оценки положения оружия у стрелков-пистолетчиков и рационализация процесса прицеливания: Дис. Формирование психологической готовности у курсантов инженерных ВВУЗов ПВО к службе в частях ЗРВ: Дис. Психологические особенности подготовки операторов оперативно-тактических ракет и разработка методов повышения ее эффективности: Дис. Психологические проблемы обеспечения высокой боевой готовности корабельных сил ВМФ: Дис. Исследование эффективности деятельности воина-оператора в зависимости от степени его внушаемости: Дис. Влияние взаимоотношений в первичном воинском коллективе на формирование воли личности: Дис. К вопросу о роли человеческого фактора в космическом полете: Дис. Психологическое исследование эффективности деятельности воинов в сложных ситуациях службы в зависимости от направленности их личности: Дис. Методологические проблемы истории развития отечественной военной психологии: Дис. Психология руководства воинской частью: Дис. Формирование общественного мнения воинского коллектива: Дис. Оптимизация подготовки военных инженеров — операторов корабельных энергетических установок: Дис. Современная буржуазная военно-инженерная психология критический анализ : Дис. Психологические проблемы повышения эффективности обучения курсантов военных училищ: Дис. Психолого-педагогические предпосылки повышения эффективности восприятия курсантами учебного материала на занятиях по общественным дисциплинам: Дис. Учёт психологических факторов в руководстве личным составом воинского подразделения: Дис. Психологический анализ процесса формирования качеств личности пропагандиста у офицеров-политработников ЧНА: Дис. Социально-психологические особенности курсантов их учёт в учебно-воспитательном процессе: Дис. Морально-психологическая подготовка курсантов к учебным полетам: Дис. Национально-психологические особенности личного состава армии Китая: Дис. Психологические условия поддержания воинской деятельности подводников в дальних походах: Дис. Психологическая готовность к десантированию и её формирование у личного состава ВДВ: Дис. Психологический анализ формирования профессиональной направленности личности у курсантов высших военно-политических училищ: Дис. Психологический анализ организаторской деятельности офицера-политработника подразделения: Дис. Психологическая подготовка курсантов унтер-офицерских школ к выполнению задач по охране государственных границ ГДР: Дис. Эмоциональная устойчивость штурмана и её формирование в процессе боевой и политической подготовки: Дис. Психологические основы формирования коллективизма у военнослужащих Чехословацкой Народной Армии: Дис. Психологическая подготовка личного состава к борьбе за живучесть корабля: Дис. Мотивы деятельности военных моряков в автономном плавании и пути влияния на них в целях обеспечения высокой боевой готовности корабля: Дис. Психологические особенности обучения специалистов — ремонтников отысканию и устранению неисправностей артиллерийского вооружения: Дис. Социально-психологические проблемы взаимоотношений офицеров воинской части: Дис. Психология самоутверждения личности в военно-морском курсантском коллективе: Дис. Психологические аспекты повышения эффективности деятельности летных экипажей по обучению курсантов: Дис. Хоанг Нгок Фат Социально-психологический анализ процесса формирования первичных воинских коллективов в подразделениях Вьетнамской Народной Армии: Дис. Формирование у курсантов военных училищ Болгарской Народной Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы психической устойчивости к отрицательным влияниям современного боя: Дис. Психологический анализ деятельности личного состава при маневренном базировании кораблей в низких широтах океана: Дис. Изучение психических свойств в лётной деятельности: Дис. Формирование готовности курсантов военных училищ Сухопутных войск к руководству подразделениями: Дис. Предупреждение и пресечение страха и паники в условиях воинской деятельности: Дис. Социально-психологическое исследование авторитета командиров подразделений ЧНА: Дис. Психолого-педагогические проблемы эффективности изучения марксистско-ленинской теории в Вооруженных Силах: Дис. Психофизиологические механизмы процессов решения задач опознания теоретические и прикладные аспекты проблемы : Дис. Психологические особенности процесса формирования основ профессионального мастерства офицеров инженерно-авиационной службы у курсантов военных училищ: Дис. Военно-профессиональная направленность личности советского офицера: Дис. Становление молодого офицера как командира взвода в части: Дис. Психологические проблемы формирования профессиональной готовности курсантов вузов войск ПВО к службе в частях: Дис. Психологические проблемы повышения эффективности воспитания молодых офицеров проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы части: Дис. Психологические проблемы биографического исследования курсантов: Дис. Взаимосвязь личностных качеств корабельного оператора с успешностью его деятельности: Дис. Психологическая подготовка личного состава сухопутных войск РВС Кубы к боевым действиям в условиях современной войны: Дис. Формирование активной жизненной позиции у молодых офицеров: Дис. Психологические основы формирования профессионально значимых качеств: Дис. Психологические основы повышения эффективности усвоения правовых знаний курсантами и слушателями высших военно-политических учебных заведений: Дис. Влияние психической напряженности на деятельность вахтенного офицера: Дис. Психологические особенности адаптации курсантов к учебной, служебной проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы общественной деятельности в условиях высшего военно-учебного заведения: Дис. Психологические условия повышения эффективности деятельности воина-оператора на боевом дежурстве: Дис. Влияние личности преподавателя военного училища на курсантов в педагогическом общении: Дис. Образ полета в системе психологической регуляции процесса пилотирования: Дис. Психологические особенности идеологической обработки личного состава Китайской армии: Дис. Психологические проблемы руководства полётами курсантов в высших военных авиационных училищах летчиков: Дис. Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы готовность к деятельности авиаинженера и её формирование у курсантов: Дис. Управление социально-психологическим климатом корабельного коллектива: Дис. Профессиональный психологический отбор проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы на подготовку в стратегическую агентурную разведку: Дис. Морально-политическая и психологическая подготовка личного состава Вооруженных Сил Сирийской Арабской Республики проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы боевым действиям по защите Родины: Дис. Взаимоотношения офицеров в коллективах подразделений по опыту РВСН : Дис. Психологические пути и условия повышения эффективности деятельности личного состава погранвойск КГБ СССР по охране госграницы: Дис. Социально-психологические особенности процесса сплочения воинских коллективов их учет заместителем командира полка по политической части: Дис. Общение в курсантских коллективах как условие развития личности курсанта: Дис. Формирование психологической структуры боевой деятельности у воинов-специалистов в ходе изучения современной военной техники: Дис. Проблемы психологической подготовки командных кадров войск ПВО: Дис. Морально-психологическая подготовка будущих политработников Вооруженных Сил Сирийской Арабской Республики к практической деятельности в войсках: Дис. Психологическая подготовка военнослужащих бундесвера ФРГ к агрессивной войне против социалистических стран: Дис. Формирование и развитие навыков и умений воспитательной работы у молодых офицеров — командиров подразделений ЧНА: Дис. Психологические основы формирования дисциплинированности у молодых офицеров Вьетнамской Народной Армии: Дис. Оптимизация индивидуальной и групповой деятельности операторов автоматизированных систем сбора и обработки радиолокационной информации: Дис. Психологические аспекты сплочения воинских коллективов пограничных войск: Дис. Психологическое обеспечение безопасности полетов в авиационных частях: Дис. Психические состояния курсантов их учет в учебно-воспитательном процессе ввуза: Дис. Влияние трудных ситуаций на эффективность деятельности воина-оператора ПВО: Дис. Социально-психологические особенности специфических групп военных строителей их учет в работе командиров и политработников на материалах военно-строительных частей : Дис. Психологические основы прогнозирования успешности деятельности военных специалистов: Дис. Психологические условия повышения эффективности деятельности летных экипажей ВТА по подготовке к выполнению боевых задач: Дис. Формирование социально-активной личности воина-пограничника психологический аспект : Дис. Социально-психологические аспекты предупреждения межличностных конфликтов проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы первичных военно-строительных коллективах: Дис. Психологические условия эффективного изучения первоисточников марксизма-ленинизма в ВВУЗах: Дис. Взаимоотношения в первичном воинском коллективе их влияние на эффективность учебно-боевой деятельности: Дис. Повышение эффективности формирования политических убеждений у советских воинов: Дис. Психологические особенности боевой активности воинов боевых расчетов частей войсковой ПВО: Дис. Развитие и формирование мотивации учебной деятельности курсантов военных училищ МВД СССР: Дис. Психологическая подготовка воинов-танкистов к активным боевым действиям: Дис. Научно-психологические основы использования биографических данных при изучении военнослужащих Советских Вооруженных Сил: Дис. Национально-психологические особенности личного состава армии Арабской Республики Египет: Дис. Предупреждение неуставных взаимоотношений военнослужащих срочной службы в первичном воинском коллективе социально-психологическое исследование : Дис. Влияние национально-психологических особенностей на боевую деятельность личного состава армий империалистических государств на материалах США, Японии, Израиля и ФРГ : Дис. Развитие у курсантов командных училищ качества руководителя воинского коллектива: Дис. Психологическое обеспечение безаварийности полетов в частях истребительной авиации Вьетнамской Народной Армии: Дис. Развитие у солдат потребностей образцового несения воинской службы Психологический анализ : Дис. Психологические условия эффективной деятельности командира подразделения по формированию дисциплинированности у курсантов проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы Дис. Профессиограмма ротного политработника: научно-психологические основы разработки её содержания и применения: Дис. Психологические особенности боевой деятельности личного состава армии Китая в условиях современной войны: Дис. Психологические условия эффективности деятельности командира зенитно-ракетного полка Сухопутных войск по управлению огнем: Дис. Формирование состояния психической готовности к боевым действиям у офицера оператора в процессе боевого дежурства на примере офицера наведения войск ПВО : Дис. Психологические особенности становления сержантов в воинской части: Дис. Социально-психологическая адаптация к воинской службе: Дис. Психологическая подготовка воздушных десантников к боевым действиям в тылу противника: Дис. Психологическая война Израиля против Сирийской Армии и борьба с подрывной пропагандой сионизма: Дис. Военно-профессиональная направленность личности и её формирование у курсантов военных училищ Вьетнамской Народной Армии: Дис. Ориентация юношей на профессию офицера: Дис. Психологические условия повышения эффективности процесса формирования эмоционально-волевой устойчивости у воинов средствами физической подготовки: Дис. Совершенствование подбора и расстановки актива воинского подразделения психологическое исследование : Дис. Социально-психологический тренинг как средство повышения компетентности молодых офицеров в общении с подчиненными: Дис. Социально-психологическое воздействие средств радиовещания в идейно-политической работе с личным составом части: Дис. Диагностика интеллектуальных способностей при отборе кандидатов на учебу в военные училища: Дис. Психологическая подготовка курсантов высших военных командных училищ МВД СССР к деятельности командира взвода во внутренних войсках: Дис. Психологическая подготовка летного состава ВВС к ведению активных боевых действий в условиях современной войны: Дис. Социально-психологические аспекты укрепления семьи офицера: Дис. Психологические особенности деятельности офицера-связиста в стрессовых ситуациях: Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы. Становление офицера политработника эскадрильи психологический аспект : Дис. Развитие мотивации военно-профессиональной деятельности курсантов ВВУЗов: Дис. Стиль общения военного руководителя: его развитие и формирование у курсантов: Дис. Психологические условия предупреждения нарушений в дисциплинарной практике командиров подразделений взвод, рота : Дис. Психологические особенности формирования мировоззренческих убеждений у курсантов высших военных командно-инженерных училищ: Проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы. Сплочение боевых расчетов войск ПВО социально-психологическое исследование : Дис. Формирование психологической готовности школьников к службе в Вооруженных Силах СССР: Дис. Социально-психологические условия повышения политико-морального состояния военнослужащих подразделений: Дис. Предупреждение отрицательного лидерства в первичных воинских коллективах социально-психологическое исследование : Дис. Психологические особенности заместителя командира полка Вьетнамской Народной Армии по политической части: Дис. Психологические условия эффективного овладения офицером управленческой деятельностью: Дис. Готовность боевого расчета командного пункта зенитно-ракетной части к активным действиям на боевом дежурстве социально-психологический анализ : Дис. Психологические особенности воспитательной работы с военнослужащими, бывшими участниками неформальных объединений: Дис. Эффективность психодиагностики военно-профессиональной направленности у суворовцев: Дис. Повышение эффективности подготовки операторов ЯЭУ ПЛА в учебном центре: Дис. Формирование у экипажа корабля положительной мотивации как условие качественного выполнения задач длительного плавания: Дис. Психологическая реабилитация военнослужащих после экстремальных воздействий на материале землетрясения в Ленинакане, межнационального конфликта в Фергане и боевых действий в Афганистане : Дис. Модель личности офицера как средство исследования его сущностных качеств: Дис. Социально-психологические основы предупреждения и разрешения межличностных конфликтов во взаимоотношениях офицеров: Дис. Развитие у воина пограничной заставы профессионально волевых психологических качеств: Дис. Суицидальное поведение военнослужащих срочной службы и его предупреждение: Дис. Формирование психологической устойчивости у воинов-десантников к влиянию современного боя на основе опыта боевых действий в Афганистане : Дис. Обеспечение социально-психологической устойчивости воинских подразделений: Дис. Влияние национальных стереотипов на сплочение личного состава подразделения: Дис. Формирование психологической готовности суворовцев к обучению в ВУЗах Вооруженных Сил: Дис. Профессиональный психологический отбор военнослужащих Вооруженных Сил САР: Дис. Психологические факторы повышения эффективности деятельности офицера в условиях нововведений по материалам спецчастей : Дис. Психологическая подготовка будущего офицера инженера-строителя к профессиональной деятельности в особых условиях: Дис. Развитие военной психологии в России середина XIX — начало XX века : Дис. Повышение психологической устойчивости командиров экипажей армейской авиации в летной деятельности: Дис. Социально-психологические особенности конфликтов между начальниками и подчиненными в подразделении на проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы войск ПВО : дивизион, батальон : Дис. Формирование психологической готовности боевых расчетов к несению боевого дежурства: Дис. Психологические трудности общения их коррекция у ветеранов боевых действий в Афганистане: Дис. Мотивационная готовность молодых офицеров к военно-профессиональной деятельности: Дис. Психологические условия повышения эффективности правовой подготовки офицеров Внутренних войск МВД России к служебно-боевой деятельности на основе использования компьютерных средств обучения : Дис. Войсковая психологическая реабилитация летного состава: Дис. Формирование мотивации профессионального самосовершенствования офицеров: Дис. Социально-психологические основы сплочения первичных воинских коллективов Сирийской Армии: Дис. Формирование операционно-тактической ориентировки служебной деятельности у военнослужащих контролерского состава Пограничных войск РФ: Дис. Влияние взаимоотношений офицеров подразделений на эффективность их совместной деятельности: Дис. Психическая саморегуляция как средство повышения успешности учебной деятельности курсантов и слушателей ВВУЗов: Дис. Профессиональный психологический отбор кандидатов на военную службу по контракту для подразделений охраны : Дис. Социально-психологические условия деятельностно-группового регулирования взаимоотношений военнослужащих срочной службы: Дис. Межличностные инновационные конфликты во взаимоотношениях офицеров и психологические условия их конструктивного разрешения: Дис. Психологические условия компьютеризации исследовательской деятельности военного психолога: Дис. Социально-психологические предпосылки и последствия перехода Вооруженных Сил США на контрактную систему комплектования: Дис. Психологическая классификация основных воинских специальностей Ракетных войск стратегического назначения: Дис. Зарождение и развитие отечественной военно-морской психологии: Дис. Влияние ролевых проблема преодоления трудных периодов в жизни аргументы между военнослужащими на конфликты в подразделении: Дис. Изучение особенностей формирования психического образа нестандартных ситуаций в процессе подготовки операторов ДСУ: Дис. Произвольная психическая саморегуляция как средство повышения надежности наводчика орудия танка: Дис. Психологическое обеспечение профессионального долголетия космонавтов: Дис. Социально-психологические условия возникновения и предупреждения внутриколлективных конфликтов в подразделениях войск радиационной, химической и биологической защиты: Дис. Влияние управленческого общения командира танкового подразделения на выполнение подчиненными сложных учебно-боевых задач: Дис. Психологическая устойчивость операторов РЛС и пути её формирования в процессе специальной подготовки: Дис. Личностные особенности летчиков-испытателей в свете теории психических типов Персонализация процесса подготовки офицеров к руководству: Дис. Индивидуальный психофизический тренинг как средство повышения эффективности деятельности воинов-десантников в трудных ситуациях: Дис. Возможности психологического влияния православия на личностный смысл боевой деятельности офицера: Дис. Психопрофилактика нервно-психологической неустойчивости военнослужащих САР: Дис. Психологическая коррекция затруднений социально-психологической адаптации молодых офицеров к условиям службы в воинской части: Дис. Надежность совместной деятельности дежурных смен подводных лодок ВМФ в экстремальных условиях: Дис. Основы психологического обеспечения профессионального здоровья военнослужащих: Дис. Гражданское самоопределение военного профессионала: Дис. Стиль общения в социально-психологической адаптации выпускников командных академий Вооруженных Сил: Дис. Основы психологической теории дисциплинарных систем: Дис. Психологическая надежность летного состава: Дис. Преодоление психосексуальных трудностей офицеров методом психоанализа: Дис. Внутриличностные конфликты курсантов высшего военного училища их разрешение: Дис. Психологическое обеспечение летного обучения: теория и практика: Дис. Психологические условия деятельности офицерского состава по укреплению воинской дисциплины на кораблях Флота: Дис. Психологические особенности принятия командирами частей и подразделений войск радиационной, химической и биологической защиты эффективных решений в нестандартной ситуации: Дис. Мотивационная готовность призывников к службе в Вооруженных Силах РФ: Дис. Психологические основы оптимизации процесса аттестования преподавателей высшего военно-учебного заведения: Дис. Психологические условия достижения и предупреждения внезапности в войнах и военных конфликтах: Дис. Психологическое обеспечение деятельности корабельных специалистов в особых условиях службы: Дис. Становление профессиональной деятельности психолога воинской части сухопутных войск: Дис. Аль-Шелли Абдаль-Карим Влияние социально-психологического климата офицерских коллективов на боевую готовность ВС САР: Дис. Межличностные конфликты у курсантов и пути их разрешения: Дис. ОГЛАВЛЕНИЕ предисловие ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 1. Методология и теория военно-психологических исследований: сущность и содержание 1. Основные методологические подходы, средства и результаты военно-психологических исследований 1. Современные познавательные нормы военно-психологического исследования: возможные и реальные стандарты ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 2. Роль и задачи исторического анализа военно-психологических исследований 2. Источники военно-психологического познания: подходы к анализу и оценке ГЛАВА 3. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ДИССЕРТАЦИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ ВОЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ ГЛАВА 4. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 4. Проблема эволюции психики 4. Проблема объекта психологического исследования 4. Проблема предмета военно-психологического исследования 4. Соотношение теории, эксперимента и практики в процессе военно-психологического исследования 4. Ситуация как единица анализа военно-психологических явлений 4. Оценка результатов деятельности и поведения человека, коллектива — мощный метод военно-психологических исследований 4. Проблема понятийных схем системного описания военно-психологических явлений 4. Проблема выбора предмета военно-психологического исследования ЗАКЛЮЧЕНИЕ Приложение Анатолий Яковлевич Анцупов Помогайбин Валерий Николаевич Методологические проблемы военно-психологических ислледований Редактор Нередова Технический редактор © 2000-2012 Институт психотерапии и клинической психологии 127055, Москва, ул. Государственная образовательная лицензия Департамента Образования гор.

  Комментарии к новости 
 Главная новость дня Главная новость дня 
Фонетический разбор слова словарь
Расписание поездов ст тернополь
План к рассказу лев и собачка план
Тьютор должностные инструкция
Вязаная обувь схемы и описание
Поздравление с получением водительских прав девушке
Биатлон результаты в эстерсунде
Статусы про борцов
Станок протяжной 7534 1983г инструкция
 
 Эксклюзив Эксклюзив 
Узор спицами змейка
Грамматические признаки частей речи
Химические и физические свойства каучука
График набора веса при беременности
Шаблоны для презентаций по биологии
Куда сослали наполеона
Японский ажур спицами схемы